'Вопросы к интервью
13 марта 2010
Z Именем Сталина Все выпуски

Об альтернативах сталинской индустриализации


Время выхода в эфир: 13 марта 2010, 20:08

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Вы слушаете «Эхо Москвы», вы смотрите телеканал RTVi, цикл передач «Именем Сталина» совместно с издательством «Российская Политическая Энциклопедия» при поддержке фонда имени первого президента России Бориса Николаевича Ельцина. Добрый вечер всем, я – ведущая программы Нателла Болтянская. Наш гость – Юрий Маркович Голанд, здравствуйте.

Ю.ГОЛАНД: Здравствуйте.



Н.БОЛТЯНСКАЯ: И говорим мы с вами об альтернативах сталинской индустриализации. И я хотела бы начать с популярного апокрифа, приписываемого Черчиллю по поводу того, с чем взял страну, с чем оставил. Говорят, что Черчилль этого не говорил. Вы ничего? Не в курсе?

Ю.ГОЛАНД: Думаю, что, вряд ли, говорил. Но в таком духе приблизительно он мог себе позволить, так скажем.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Итак, высокой ценой из аграрной, более менее отсталой, уж извините, страны, из страны, разрушенной войной, революцией, гражданской войной, Россия становилась индустриальной державой. Имеет смысл обсуждать цену вопроса и возможность избежать столь высокой цены?

Ю.ГОЛАНД: Да. Вот, мне кажется, что как раз здесь есть очень важный нюанс, он объясняет то, почему… Вот, несмотря, уж всем рассказали про репрессии, про цену, о чем вы говорите. А люди, как показывает опрос, ну, по крайней мере, треть или половина, они все равно считают, что Сталин, ну, все-таки, сделал много полезного. Вот, индустриализацию, благодаря этому войну выиграли – можно так рассуждать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но вы ссылаетесь, извините, в статье в «Новой газете» на письмо господина Данилова, доктора исторических наук.

Ю.ГОЛАНД: Да. Вот, Данилов написал очень правильно. Я просто выделю его пару мыслей, его логику. Она такая, что, вот, надо было сделать обязательно индустриализацию быстро, а НЭП показал свою неудачу, как он пишет, это главная причина. И поэтому пришлось отказываться от этой политики, основанной на рыночных отношениях. А для этого надо было провести коллективизацию, а ее можно было провести только насильственно. Следовательно, репрессии против крестьян были неизбежны, они влекли за собой репрессии против других слоев. И как он пишет, репрессии были инструментом индустриализации. Если это неизбежно, то осуждать это бессмысленно.

Другого выхода у нас не было. Я могу развить даже его логику таким образом. Представим себе, что, действительно, не было бы никакой промышленности и, вот, на нас напала бы Германия, пусть там через сколько-то лет. И тогда, если бы они захватили Советский Союз, погибло бы еще больше народу. Можно и так рассуждать. На самом деле, это подход неверный во многих отношениях. И я об этом-то и хочу сказать, в чем его неверность.

Значит, первое. Ну, насчет того, что вы меня спросили про Черчилля, говорил он это или не говорил, но насчет сохи в некоторых местах в 1927 году, скажем, соха, действительно, была. Но когда он ушел, то в деревне положение намного лучше было, чем тогда – вот, ведь, в чем была проблема. Деревня была в таком тяжелом состоянии, как мы знаем, в 1953 году, в начале 50-х, что приходилось принимать потом такие чрезвычайные меры. А что касается того, что вообще не было тогда промышленности, это просто неверно. Россия до войны, до революции была такой, среднеразвитой страной, промышленность там тоже развивалась. Во время гражданской войны там все упало, действительно, но в период НЭПа, как раз к 1927 году, в основном, была восстановлена та промышленность, которая была до революции. Хотя, надо сказать, что, конечно, качество значительно уступало – ну, это неизбежно после стольких лет войны. И просто надо было думать о том, как дальше делать.

Теперь, если мы считаем, что альтернативы тогда не было, тогда, значит, такая логика кажется правильной. Но в том-то и дело, что так не считали все те специалисты, которые тогда участвовали во всех этих дискуссиях.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот, одну секундочку, Юрий Маркович. Прежде чем мы об этом, я хотела бы вас вот на чем попытаться остановить. Коллективизация и не только коллективизация вызвала отток людей из деревни в города. Люди, которые приезжали из деревни в города, это можно назвать массовым процессом в определенный период существования Советского Союза?

Ю.ГОЛАНД: Да, конечно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Да, конечно». Так вот, приезжая в города, они, естественно, должны были что-то кушать. И вливались, так скажем, в армию людей, работавших на городских предприятиях, которые, естественно, имели отношение к индустриализации. Один, как бы, пласт.

Когда началась империя ГУЛАГа, то люди, которые сидели в этом ГУЛАГе, они были фактически бесплатной рабочей силой для строительства, для прокладывания дорог, ну, далее по пунктам. Ну, хорошо. Вот, действительно, возможно ли было это как-то не столь высокой ценой?

Ю.ГОЛАНД: Нет. Значит, во-первых, уже так история всех стран показывает, что рабский труд менее эффективен, чем свободный. Поэтому говорить о том, что посадили там людей в ГУЛАГ и от этого очень много всего построили, это было выгодно, это совершенно нелепо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, так, денежки надо свободным людям платить, а денежек-то нет.

Ю.ГОЛАНД: Нет. Вот этот подход абсолютно неверный, я как раз об этом и хочу сказать. Но вы не одна такая, которая так рассуждает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А я не за себя – я за того парня сейчас рассуждаю.

Ю.ГОЛАНД: Да, тот парень тоже не один. Вот, я был на одной международной конференции как раз по сравнению. Там один экономист как раз кривые всякие рисовал, насколько выгодно было людей в лагеря посадить с точки зрения затрат на них. Но я говорю, что это просто совершенное непонимание того, как, вообще, реально происходит производство и как оно исторически развивается. Значит, если мы считаем, что надо всех загнать в рабские условия и от этого будет только лучше, то это идет вообще против тенденции развития всей истории.

Но я хочу, все-таки, вернуться к тому, как этот вопрос не мы сейчас с вами через 90 лет обсуждаем, а как обсуждался тогда вопрос, чтобы показать, какие были тогда альтернативы, что они были, действительно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: НЭП?

Ю.ГОЛАНД: Вот, как можно было это сделать, не ломая НЭП? Вот это идея моя основная. И я начну как раз с того, что когда первый был пятилетний план разработан – это было к весне 1927 года… Ну, НЭП, я напомню, просто начался за 6 лет до этого и за это время были достигнуты значительные успехи. То есть промышленность восстановилась, сельское хозяйство поднималось. И говорить о том, что был какой-то там такой тупиковый путь, как говорят сейчас, просто нелепо, потому что все развивалось.

Одновременно с этим возникали, действительно, очень серьезные проблемы. Но они были связаны в первую очередь с тем, что государство, регулируя все эти процессы, постепенно стало уходить от первоначальных принципов НЭПа. Вот, значит, в 1927 году весной был подготовлен первый вариант пятилетнего плана, и Струмилиным был собран специальный съезд плановых работников. И первоначально обещали опубликовать его стенограмму, но этого не было сделано в силу обсуждения этого плана, о чем я хочу несколько слов сказать.

Струмилин там рассказывал о том, как планируется проводить индустриализацию. Одновременно там и сельское хозяйство будет несколько расти, на 25%, промышленность намного больше. Капиталовложения будут, в основном, в промышленность –из общей суммы где-то треть примерно промышленность, около 7% в сельское хозяйство. Вот, он это все рассказывал, а после него сложилась очень удивительная ситуация, потому что это официальное мероприятие, одобренное властями. Значит, проводил его председатель Госплана Крыжановский. И вот тут началась, несколько неожиданно может быть, резкая критика этого доклада со стороны ведущих экономистов, которые там участвовали, в том числе работников Госплана.

Вот, пожалуй, наиболее резко вначале выступил такой очень известный человек Базаров. Он участвовал в революционном движении, он переводил «Капитал» Карла Маркса еще в начале века. То есть это такой, очень активный деятель, он был философ и экономист, очень грамотный, действительно, человек. К нему с уважением относились в Госплане. Он привел такой пример, он говорит, что «вот, вы помните Ивана Царевича? Вот, он шел, у него была такая развилка, такой камень. Там, налево пойдешь – погибнешь, направо – какие-то другие проблемы, где-то надо идти правильно. Вот, мы сейчас находимся в такой ситуации, что если мы будем продолжать вести ту политику, которая ведется сейчас, то впереди нас ждет голод и холод».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так? Какой год, еще раз напомните?

Ю.ГОЛАНД: 1927-й, весна. В это время голода и холода никакого не было, но начались проблемы. Вот, они начались уже в течение года. Мы тогда говорили – год назад я об этом подробно рассказывал, просто когда здесь выступал – но я могу сейчас сказать, напомнить, что власти стали ограничивать прежде всего развитие крупных крестьянских хозяйств, они тем самым подрывали стимулы у середняков. Одновременно с этим вся политика регулирования рыночных отношений, то есть цены, налоги, стала меняться как раз с усилением нажима на эти крупные хозяйства. Одновременно стали ограничивать деятельность частной торговли и усиливать бюрократическое регулирование промышленности. То есть шел такой процесс отхода от первоначальной идеи.

Это он не проявляется, это все быстро не проявляется. Но уже в начале 1927 года проявилось. Там, скажем, упали посевные площади из-за того, что цены так были неправильно сделаны. Потом крестьяне меньше стали продавать хлеб. Это те, кто очень внимательно следил за всеми процессами, они это замечали. Вот, в частности, этот Базаров и сказал, что политика неверная, потому что она ограничивает развитие производительных сил. А надо не мешать тем людям, которые работают – наоборот, надо им помогать. Это одна у него была идея положительная, когда мы говорим. А вторая идея состояла в том, что мы забываем, что мы должны участвовать в международном разделении труда. В связи с этим он предлагал шире применять концессии – это идея старая ленинская была, она не была реализована по всяким политическим причинам. Он говорит: «Вот, сейчас надо это обязательно сделать».

Но была у него и более тонкая вещь, другая. Эта вещь более-менее понятная, а вторая вещь была, что в нашей политики внешнеторговой мы неправильно себя ведем. Потому что была сделана ставка на то, чтобы себя самих обеспечивать необходимым оборудованием. И если даже купить было можно дешевле раза в 2-3 какое-нибудь важное оборудование, то это говорили, что делать не надо… Сами должны. Мотивировалось это чем? «А вдруг там война или ухудшение отношений? Они нам это не продадут, а мы должны себя обеспечить всем этим оборудованием». В результате это все вело только к неэффективности. Он говорил «Это все неверно», ну, никакой угрозы войны тогда не было.

Вот, я читал в архиве записки Чичерина, наркома иностранных дел, дипломатов наших… Почему они об этом писали? Потому что с начала года люди непонимающие, но видные, ну, типа Бухарина, вдруг стали говорить, что война нам грозит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Непонимающие, но видные» – хорошо звучит. (смеется)

Ю.ГОЛАНД: Да. Но он в этих делах, внешней политике, действительно, разбирался не очень хорошо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, то есть можно говорить?.. Сейчас вы только что сказали, что даже если что-то можно купить подешевле – не надо, сами сделаем. Мы что, готовились к изоляции?

Ю.ГОЛАНД: Да. Линия была на изоляцию сознательно сделана, исходя именно из того, что нам неизбежно грозит война. Это линия такая, в плане экономическом. Теперь я просто хочу докончить с этим съездом, потому что он очень важен. Значит, вот он сказал и предложил, а вслед за ним стали выступать все ведущие экономисты. Вот, в частности, профессор Кондратьев – он крупнейший ученый, сейчас он известен большими циклами конъюнктуры, современный кризис связывают с ними. Он подробно говорил о том, что в область сельского хозяйства этот пятилетний план, во-первых, ориентируется на заниженные темпы, а кроме того эти заниженные темпы тоже не обеспечены. И раз даже мы не можем обеспечить такой рост, который минимально необходим, то весь этот план построен на песке, потому что сельское хозяйство – это основа всей российской экономики в то время было. Если взять соотношение валового продукта сельского хозяйства и промышленности, всей промышленности, то примерно 60 к 40.

А внутри промышленности – кстати, это важно – легкой промышленности было больше половины. А задача ставилась в том, чтобы отсюда переделать все в тяжелую промышленность, в военную – была такая задача.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А таких планов, как накормить, одеть?

Ю.ГОЛАНД: А вот сейчас я и хочу это сказать. Там многие говорили, что меры в таком же духе… Люди, которые разных взглядов до этого были, они все объединились критикой этого пятилетнего плана. Им отвечал на это Струмилин в заключительном слове. Он сказал следующую вещь. Первое (Базарову он отвечал). Базарова он, как бы, уважал, это его коллега в Госплане и он сказал: «Вы в панику впадаете, потому что вспомните этот былинный рассказ про Ивана-царевича, который до камня дошел. А потом он пошел по тому пути, где было написано, что там можно погибнуть, и ничего с ним не случилось. Вот и у нас то же самое. Нас не пугайте, мы выйдем из любых трудностей и никаких трудностей особых не будет». Вот такая надежда на авось.

А, вот, что касается Кондратьева, он сказал «Тут все понятно», когда он говорил по сельскому хозяйству. Кондратьев – человек, который идеологически связан с народниками, он так его обозвал – это неверно было. И поэтому вот эта идеология застилает ему глаза. Он не видит объективную реальность, он все преувеличивает. Вот он, значит, такое сказал, а потом выступал, между прочим, Крыжановский и он по-другому говорил. Он говорил, обращаясь к Кондратьеву, что «давайте вместе работать. Вот, вы полюбите нас черненькими – беленькими нас все полюбят. Приходите к нам, и будем вместе работать». И это как раз показатель разных подходов. Струмилин, который был связан с ЦК и непосредственно работал по указанию Сталина, и Крыжановский, который был связан с председателем Совнаркома Рыковым – они по-разному ставили эти вопросы.

И потом Крыжановский сказал, что «мы дали слово всем критикам, они выступали больше, чем те, кто поддерживал наш план. Потому что я получил указание от руководства, от Рыкова в первую очередь дать возможность всем выступить». И это был неслучайный вопрос. Я потом скажу уже дальше, с чем это было все связано с точки зрения взаимоотношений в руководстве.

Так вот, значит, после этого, дальше возникает вопрос: а что они реально предлагали как альтернативу? Вот, значит, я назвал Базарова, назвал Кондратьева. С очень интересными предложениями выступали финансисты. Ну, во-первых, крупнейший наш финансист, начальник валютного управления Юровский. Он предлагал целую программу действий, смысл которых был в том, чтобы не допускать сильного дефицита на рынке путем такой политики капитальных вложений, чтобы они вкладывались в тяжелую промышленность меньше, а больше в легкую. А в тяжелую тогда, когда накапливались для этого условия. И тогда, чтобы не было такого дефицита на рынке.

И очень интересно мыслил другой очень крупный банкир наш Каценеленбаум, член правления Госбанка, который предложил вообще очень важную идею – она, вообще, всегда важна. Он говорил, что есть 2 пути изыскания средств для индустриализации. Один путь – это увеличивать налоги и через бюджет. Этот путь ведет к росту цен, он с его точки зрения лучше. А лучше путь через кредитную систему. «Давайте будем создавать такие условия, чтобы наш бизнес (ну, я современным языком говорю), чтобы крестьянство, частная торговля, промышленность и вообще граждане накапливали средства и не держали их у себя, они несли их в Сберкассы или покупали облигации. И, вот, за счет этого мы бы тогда накапливали деньги и тогда мы бы развивали путем кредита эту индустриализацию». Это очень важный принципиальный момент здесь затронут.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И что?

Ю.ГОЛАНД: Так вот, а дальше я просто хочу сказать, самое последнее, чтобы закончить тему с экспертами экономическими. Прошло некоторое время. А надо сказать, что даже официальная точка зрения, Струмилин и все другие, они не говорили, что «давайте мы сейчас разрушим сельское хозяйство». Наоборот, все говорили «мы будем и то, и другое поднимать». Но при этом они действовали так, что объективно независимо даже от этих слов они его разрушали. Потом конец года, был съезд, где этот курс на индустриализацию был подтвержден, и уже в январе 1928 года была дискуссия Коммунистической академии, где замечательно выступил Струмилин, отвечая всем своим критикам.

Он сказал следующую вещь: «Вы должны понять. Наука должна быть служанкой политических установок партии», вот какова ее роль. Это первая его мысль, а вторая мысль: «Вы не правы, когда вы говорите, что надо развивать производительные силы. Они нам сами по себе не нужны, нам надо так, чтобы они шли в сторону социалистического развития. А вы предлагаете путь…»

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что значит «в сторону социалистического развития»?

Ю.ГОЛАНД: Да. Вот это как раз тот самый вопрос. И когда говорил Кондратьев «давайте мы дадим возможность крупным хозяйствам развиваться», и об этом говорил и Струмилин, ему говорили «нет, тогда у вас создаются крупные индивидуальные хозяйства – это капиталистический путь, так при капитализме. А мы хотим другое, мы хотим, чтобы было обобществленное хозяйство, социалистическое». Поэтому это подрыв основной идеи НЭПа изначально, что у нас есть частное хозяйство, оно будет развиваться. А параллельно будет государственная промышленность, она должна быть тоже эффективной. Вот как-то они вместе будут существовать. А здесь другая идея: «Нет, это ничего нельзя». Вот эти 2 идеи.

Вот, отвечал ему снова тот же самый Базаров, там же на этом заседании. Он сказал следующую вещь: «Когда он говорит, что наука должна быть служанкой, то этим самым он выступает не как марксист, а как представитель церковной иерархии в средние века. Вот тогда говорили о том, что ученые должны выполнять все заповеди церковные, все указания. А Маркс говорил, что у нас научный социализм, и у нас на базе науки мы делаем наше все. И, вот, мы должны идти к социализму на базе науки. И поэтому, — он говорит, — когда вы противопоставляете производительные силы, развитие производительных сил и путь к социализму, то это очень удобный предлог для бюрократов, которые ничего делать не хотят под предлогом того, что мы должны идти к социализму. Вы их защищаете». Так вот, как ответил ему – это последнее, что я хочу сказать по поводу экспертов…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А я вас еще не выгоняю.

Ю.ГОЛАНД: А я на время смотрю. (смеется) Просто эту тему. Он сказал, когда заключительное слово было, он отвечал Базарову и сказал: «Надо покончить с этим интеллигентским чванством всегда и везде быть в оппозиции». Вам знакомы вот такие высказывания?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ой, чем-то пахнет очень знакомым, да.

Ю.ГОЛАНД: Да. Вот я и говорю, это просто удивительно, что все то, что было тогда, и то, что мы сейчас видим – как себя должна вести интеллигенция, должна ли она быть в оппозиции или нет, вот, он говорит «Вы должны это понять. Это у вас все привычка идет от дореволюционных времен быть в оппозиции. А на самом деле, уже пора от этого отойти и вступить, и сотрудничать с властью, с партией, с руководством».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И сколько пострадавших было после этого заседания замечательного?

Ю.ГОЛАНД: (смеется) После этого заседания… Между прочим, вы правы, потому что после этого буквально через короткое время был закрыт институт Кондратьева, Кондратьев был снят с работы, Сталин уже начал всерьез разбираться с экономистами. Но что я хочу сказать в первую часть, вещь принципиальную? Экономисты тогда дали очень много разных предложений, как можно развивать дальше и делать индустриализацию на основе НЭПа, не ломая его.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но вы как специалист можете сказать, что из этих предложений там было одно воистину гениальное? Я понимаю, история не знает сослагательного наклонения, но что-то посчитать, вообще, можно?

Ю.ГОЛАНД: Нет. Я хочу сказать, что эти предложения, гениального в них не было ничего, потому что они соответствовали тому замыслу, который был с самого начала при НЭПе. И в 1925 году этот курс и был провозглашен, например, курс на развитие крупных крестьянских хозяйств – он был как раз официально провозглашен. И, вот, Кондратьев по просьбе Калинина в это же самое время, когда был тот съезд весной 1927 года, написал ему записку, где он это все обосновал. А одновременно с этим Наркомат земледелия и нарком, член Центрального Комитета партии Смирнов дали свою записку тому же Калинину с теми же самыми идеями. То есть это была общепринятая вещь. Вот это главное, что не надо мешать развитию вот этих производительных сил. Прежде всего мы хотим деньги взять если в деревне, так вы не рубите курицу, которая несет яйца. Вот это и было такое, как бы, первое, основополагающее.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот на этом мы с вами ставим многоточие. Я напомню, что наш собеседник – ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, член экспертного совета Государственной Думы по экономической политики Юрий Голанд. Говорим мы о возможной альтернативе сталинской индустриализации. Сейчас мы прервемся, слушателей «Эха Москвы» ждут новостей и продолжим мы через пару минут буквально.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Напомню, что наш собеседник – ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, член экспертного совета Комитета Государственной Думы по экономической политике Юрий Голанд. И, вот, я вас прервала буквально на полуслове.

Ю.ГОЛАНД: Да, вот я хотел сказать. Вы меня спросили, какие там великие мысли были. Вот, я назвал первую. Они что значит «великие»? Вообще, в экономике очень трудно великую мысль придумать, потому что уже все, как говорится, известно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий Маркович. Может, я чего не понимаю, но есть такая, опять же, апокрифическая история про то, как владелец одной компании, ныне мирового бренда, производящего прохладительные напитки, собирался уже застрелиться и револьвер в руках держал. А к нему прорвался один товарищ и сказал: «В бутылки разлей», и все, компания существует уже бог знает сколько лет. Гениальная идея? Конечно!

Ю.ГОЛАНД: Да, конечно. Нет, вот такого рода идеи, о чем вы говорите, на уровне конкретного бизнеса, они, действительно, бывают очень оригинальные, интересные. Но здесь когда мы говорим о макроэкономике, здесь, как бы, в этом вся и хитрость, что она простая в некотором смысле. Потому что, первое, это было общепризнано, что нельзя мешать развитию производительных сил. Вторая идея – это как, действительно, делать индустриализацию в смысле очередности, тяжелая, легкая промышленность. Во время военного коммунизма там было просто в официальном решении съезда партии сказано «Вначале тяжелая промышленность, а потом все остальное». Назвали это марксизмом.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть когда сначала ставились цеха, а потом уже бараки?..

Ю.ГОЛАНД: Нет, это было в 1920 году, подождите. Это период военного коммунизма. Как только перешли к НЭПу, немедленно все это забыли и была совершенно другая идея: вначале мы развиваем сельское хозяйство, легкую промышленность, а потом тяжелую. Поэтому это был другой путь, этот путь был, действительно, верный и правильный. Теперь возникает главный вопрос, как я понял сейчас, что вот, мол, враги у ворот.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот именно. А вы тут про легкую промышленность.

Ю.ГОЛАНД: Да. А у нас тут, значит, не хватает вооружений. Значит, вот, я на это скажу, что никаких врагов у ворот реально не было тогда. И мы знаем, когда война началась. И не было оснований считать, что она будет немедленно – это было просто удобно разыгрывать эту карту. А, вот, в действительности, если бы была такая последовательность дел… Ведь, одновременно и в период НЭПа много стали вкладывать в тяжелую промышленность. Так что дело не в том, чтобы вообще не вкладывать. Речь идет о пропорциях, вот это самый главный вопрос. Вот эти 2 вещи – они как раз и решали, на самом деле, и источники еще, откуда берутся деньги – они и решали все проблемы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А откуда деньги-то?

Ю.ГОЛАНД: А деньги – вот, как раз то, что я называл. Вот, если вы идете по тому пути, что вы делаете твердую валюту, вы людей стимулируете, чтобы они несли свои сбережения, то и деньги будете собирать. И так и было, скажем, в 1925 году, люди купили много облигаций государственных, вот так и получали деньги, добровольно. И на этой основе, если вы делаете нормальную сбалансированную экономику рыночную, так она и развивается. И никаких оснований… Там проблема была, действительно, в том, что было много трудных проблем, связанных с изношенностью основных фондов, с тем, что нельзя надеяться только на экспорт сельского хозяйства, потому что цены могут упасть как у нас на нефть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да. Понимали, да?

Ю.ГОЛАНД: Да, это все понимали. Поэтому говорили о том, что мы одновременно развиваем экспорт нефтепродуктов тогда, экспорт леса. Все делалось, и то, и другое.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как же, Юрий Маркович, основной принцип одного из классиков про бытие, которое определяет сознание? Ведь, с бытием, как я понимаю, в общем, не очень церемонились, правильно?

Ю.ГОЛАНД: Ну, я не знаю, смотря что вы под этим имеете в виду.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, все то же. Вот, вы сказали, что НЭП начал развивать в том числе и легкую промышленность. Я все про то же – одеть и накормить.

Ю.ГОЛАНД: Да, именно так. Так и делали – я про то вам и говорю. Но тут важен другой вопрос. Вот, мы об этом сказали, и понятно, вот эти люди это все предлагали и власти это одно время одобряли. Главный вопрос состоит вот в чем: а что дальше? Почему власти не приняли все эти предложения?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Действительно.

Ю.ГОЛАНД: Мы здесь переходим совсем к другому вопросу, и он очень важен. Но он важен как? Вот, говорят когда, что модель эта не годилась, это просто неверно, потому что все специалисты показывали и говорили, что она, наоборот, годилась. И она годилась, потому что она дала результаты, и она могла бы дать еще и много разных других. Но можно сказать иначе. Да, экономисты предлагали, но власти – они по каким-то своим причинам этого не хотели сделать, поэтому бессмысленно даже, как бы, на это надеяться, и вот тогда, вроде, выхода не было, опять мы возвращаемся к сталинской индустриализации. Вот это тоже упрощение.

На самом деле, ситуация была такая, что власти – ну, мы сейчас оставляем в покое Ленина, который уже давно ушел – но даже после того, как он ушел, там постепенно… И так как НЭП показывал, что людям как-то получше становилось, то постепенно даже те партийные работники, которые там вначале, когда только посчитали, что это временная уступка, они стали понимать, что «нет, в этом что-то есть положительное и, может быть, мы, действительно, будем дальше держаться этого курса».





И при этом надо еще иметь в виду главное. Никакой демократии не было ни в партии, ни в стране в то время. Решал даже не ЦК, решала узкая группа людей, там, скажем, примерно 10 человек, которые входили в Политбюро, кандидаты в члены Политбюро. Вот, они решали, а дальше они уже проводили свои решения через ЦК.

Я просто приведу один пример. Вот, один из членов ЦК, секретарь ЦК, очень известный тоже, он был секретарем московского отдела партии Зелинский. Он писал письмо такому противнику Сталина Каменеву, члену Политбюро и говорил (это еще в 1923 году), что «сейчас происходит замена ленинского аппарата сталинским». А дальше он говорит: «Мы, люди, воспитанные в смирении и послушании», — это он говорит про себя, который член ЦК, секретарь, очень крупный человек.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А дальше как в анекдоте: я не спрашиваю, где Каменев, а где вот этот человек?

Ю.ГОЛАНД: Нет, я сейчас это скажу. «И поэтому если, в конце концов, победит эта сталинская точка зрения, то мы все будем выполнять то, что он хочет», — это он так ему и пишет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что, собственно, и произошло.

Ю.ГОЛАНД: Да. Он говорит: «Но пока, я думаю, мы еще можем посопротивляться». И, действительно, они пока сопротивлялись. Так вот, я и хочу сказать, что решали реально, все-таки, в первую очередь 10-15 человек, и зависело все от того, как они понимали ситуацию, как они могли вести внутрипартийную борьбу. И здесь как раз, конечно, Сталин в этом смысле великий человек. Вот, у него была цель, которую, я думаю, многие из тех, кто пишут нам, не понимают. У него главная цель была одна – получить единоличную власть. После того как он считал, он ее получит, он будет уже решать там другие вопросы, как он считает правильным. Но чтобы получить эту единоличную власть… Вот тут мне задали вопрос, была ли у Сталина личная альтернатива?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, как раз он у меня лежит.

Ю.ГОЛАНД: Нет. Этой альтернативы у него не было как раз, потому что для того, чтобы Сталину получить единоличную власть, ему надо было убрать сторонников НЭПа из Политбюро – Рыкова, Бухарина, Томского. Пока они были, у него не было единоличной власти, они ему сильно мешали. В Политбюро примерно пополам были голоса, Калинин еще тоже всегда примыкал к ним, до поры, до времени.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, даже так?

Ю.ГОЛАНД: Ну, конечно. Калинин был еще более такой, я бы сказал, правый человек. Он был именно сторонник развития индивидуального крестьянского хозяйства. И Дзержинский еще в 1925 году писал члену Политбюро Зиновьеву, что есть 3 человека в руководстве, которые выступают против развития ГПУ. И он назвал этих 3-х человек – это Калинин, Бухарин и Сокольников, нарком финансов. Вот, 3 этих человека в руководстве…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, Калинин пережил…

Ю.ГОЛАНД: Калинин просто очень умный человек, это мне рассказывал Капица Петр Леонидович – он с ним встречался в 30-е годы. Он человек очень умный и абсолютно беспринципный. Он говорил «Да, я с вами согласен, но с вами, боюсь, никто не согласится». Ему было все равно. Когда он увидел, что силы уже на стороне Сталина, он перешел на его сторону. Но, говорят, что там у Сталина были против него какие-то еще…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: За что-то держал.

Ю.ГОЛАНД: Да, за что-то его держал. Но не важно. Я хочу сказать, что даже в этом руководстве были разные люди, и до поры, до времени они сопротивлялись. Я, извините, докончу. Я говорил о том, что Крыжановский говорил «Я получил указание дать дискуссию на съезде плановых работников с критикой нашего плана». Так это было не случайное указание. Как раз в это время шла уже такая закулисная борьба между Калининым, Рыковым с одной стороны и Сталиным с другой. И Сталин в декабре 1926 года подал заявление об отставке, как бы, показывая им, что «ЦК меня поддержит». А потом как раз, скажем, в феврале на пленуме Калинин выступал против той политики, инициатором которой был Сталин, это лишение избирательных прав зажиточных крестьян. И он предложил отменить выборы. Но это все у него не прошло. Так было 2 года назад, в 1925 году так было сделано. А сейчас изменилась ситуация, и Сталин уже сумел получить большинство – его не поддержали.

И потом еще на этом пленуме в апреле, как раз в следующем после этого планового съезда через 2 недели был пленум ЦК, где это все обсуждалось. И там Молотов назвал Кондратьева идеологом кулачества, а Калинин сказал – правда, не к нему обращаясь, к другому, но не важно – «уж неужели вы не понимаете, что НЭП подразумевает развитие дифференциации деревни и развитие крупных хозяйств? Это основа всего. И мы сдержим этот процесс, это недостаток наш. У нас мало таких крупных хозяйств. Поэтому совершенно неправильно выступать за ограничения».

Ну вот, то есть был ряд людей. И вопрос главный, конечно, который в этой плоскости надо ставить, вот, почему так сложилось, что победил Сталин, который опирался, конечно, на аппарат партийный и на тех членов ЦК, которые поддерживают. Они – эти люди, которых в Политбюро как раз была примерно половина, и они, наоборот, как бы, даже шли ему на уступки. Потому что чрезвычайные меры они приняли все вместе, там, против крестьян в начале 1928 года. Это вопрос, действительно, очень сложный. И я думаю, что тут стечение разных обстоятельств, но, конечно, если мы говорим о том, что Сталин – великий человек, то именно в этой части он как раз, действительно, великий, он сумел их всех победить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий Маркович, а предположить на секундочку что НЭП бы не свернули?.. Ну, дальше понятно? Вопрос понятен? Все хорошо было бы? Все плохо было бы?

Ю.ГОЛАНД: Ну, я не думаю, что было бы все очень легко. Потому что я говорил, на базе НЭПа возникали проблемы. Но те проблемы, которые были на базе НЭПа и на базе сохранения методов, они были значительно меньше, чем те, которые возникли после того, как встали на путь его разрушения. И как раз в этом-то и есть главный, может быть, вопрос о том, что мы хотим, какими методами пользуемся. Если бы была одна главная установка «есть методы, которые нельзя применять».

Вот я как раз хочу сравнить для зрителей, для слушателей, что было начало 1921 года, когда перешли к НЭПу, страна была абсолютно развалена и там крестьянские восстания готовились по всей стране, там топливный кризис, рабочие против власти, там потом уже Кронштадт. Но еще до Кронштадта Ленин предложил перейти к НЭПу. И тогда люди, связанные с ВЧК, они, наоборот, говорили, что надо усилить репрессии, ну, уже сил никаких не было. Это одна ситуация. И нашли выход на базе НЭПа.

А другая ситуация, вот, конец 1927 года, когда, действительно, были некие проблемы там, крестьяне не продавали хлеба. Но эти проблемы были намного слабее, не так остры, как было в начале 1921 года, и у государства было намного больше возможностей решать их, сохраняя курс НЭПа. Но так как я уже говорил, главными были политические факторы и у Сталина была еще идея с середины 1927 года, что пора перейти к таким репрессиям. Это он сознательно считал, он кулаков еще в 1926 году называл «умные враги и опасные». То есть у него вот эта идея, что мы, действительно, без этого не обойдемся, мы обязательно должны людей пересажать в большом количестве – эта идея у него была всегда.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий Маркович, вот любопытный вопрос пришел от Виктора: «Я как-то слышал по «Эху», — он пишет, — что французские финансовые эксперты перед займом царской России в 1913 году вынесли заключение о блестящем развитии страны через 50 лет. Значит ли это, что мы были обречены на индустриализацию?»

Ю.ГОЛАНД: Нет. Я, значит, на это скажу, что был, действительно, француз один, он приезжал, по-моему, в 1914 году перед войной. Он как раз написал книжку о том, какие перспективы у России. В действительности, здесь есть хитрость. Она состоит в следующем, вот, когда речь идет о займах – я просто вам расскажу, материалы были опубликованы, закрытые материалы секретные царского правительства. Так вот, когда надо было получить заем еще в 1905 году, то там были сильные настроения, чтобы не давать – тут революция началась 1905 года.

И тогда какой путь избрали? Как воздействовали на общественное мнение во Франции? Стали подкупать журналистов. Были выделены большие средства, купили там этих французов – они продажные оказались в большом количестве. Их купили и они создали такую уже пропаганду, что «нет, Россия выйдет из этого кризиса». Они оказались правы и, действительно, они помогли тогда России, дали крупный заем.

Поэтому когда говорят мне о том, что кто-то там дает какие-то перспективы, то я всегда думаю: а бескорыстно ли он это говорит? Но по существу же была следующая ситуация. Россия развивалась очень успешно в период с 1909 по 1913 годы, это был циклический рост – ну, капитализм циклически развивается. Уже в 1914 году начал спад проявляться. Но, тем не менее, если бы не было Первой мировой войны, конечно, Россия бы развивалась нормально. Потому что царский режим мешал, действительно, и все время бизнес крупный он пытался как раз… Вот, Партия кадетов – это же была партия бизнеса, как раз за развитие демократии и против царского режима. Но постепенно шел процесс приспособления. И я думаю, что если бы не война, то, конечно, была бы нормальная индустриализация…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но Юрий Маркович, опять-таки, в 1928 году СССР достиг уровня 1913 года. Это так?

Ю.ГОЛАНД: Ну, это примерно так, но не совсем. По качеству он не достиг, в общем, примерно где-то 3/4.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А, следовательно, оценивают по результатам.

Ю.ГОЛАНД: Ну, что именно оценивать по результатам, когда он достиг после 7 лет войны? Так это и есть очень хороший результат. Я и говорю, хороший результат.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хороший результат.

Ю.ГОЛАНД: Потому что война была, все было разрушено. Можно сказать, почему она была, другой вопрос. Но война гражданская – это результат Первой мировой войны. В эту войну втянул нас царь, поэтому о чем тут говорить-то?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну вот один из наших слушателей пишет, что НЭП – это практически возвращение к дооктябрьской экономике. Да?

Ю.ГОЛАНД: Ну, в некотором смысле такая идея была, действительно. Потому что НЭП рассматривался как продолжение тех тенденций, которые были тогда. Ну, разумеется, это не полное продолжение, потому что там, все-таки, были большие отличия. Но сама идея восстановить непрерывность – она была.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А можно ли что-то сказать о модели, которая осуществлялась реально в период после 1928 года?

Ю.ГОЛАНД: Ну вот, после 1928 года как раз если вы почитаете, например, Сталинский фонд и его письма-указания, то видно просто, как на протяжении… Вот, скажем, 1928-й год, июльский пленум, где Бухарин, Рыков попытались затормозить этот процесс. Но а Сталин, у него манера была, о ней Ленин очень хорошо сказал, вот его почему-то только не послушали. Он передавал, что Сталин пойдет на гнилой компромисс, а потом обязательно обманет – это он говорил в 1923 году к вопросу о Грузии, и он это передал Троцкому, а тот это рассказал на съезде, на конвенте. Но почему-то все люди считали, что это относится не к ним – что он обманет других кого-то, а не их.

Так вот, он, значит, пошел на этот гнилой компромисс, а уже через месяц он писал Микояну: «Вот эти надежды, — он говорил, — пустые надежды пустых либералов, Бухарина и прочих». Это он писал абсолютно откровенно. «Потому что те методы, которые они предлагают, просто повысят цены. Они абсолютно недостаточны». Он был прав, Сталин, совершенно прав. И поэтому в этом была большая беда, что у них-то не было реальной альтернативы. Альтернатива была у специалистов. Вот, у тех специалистов, которых я называл, у них была реальная альтернатива.

В руководстве крупном, в Политбюро их позицию, я говорю, разделял как раз Калинин, но он был очень такой приспособленец.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А кто был не приспособленец тогда?

Ю.ГОЛАНД: Ну, все-таки, вот эти люди типа Рыкова и Бухарина – они были более такие, принципиальные. Но они, к сожалению, ну, Бухарин – он просто, я думаю, в экономике не шибко разбирался, хотя, с точки зрения политической он говорил все правильно. А Рыков, конечно, вот это для меня загадка, потому что он был очень близок к этим специалистам, он их поддерживал. И, тем не менее, где-то здесь он проявил какую-то слабость тогда, когда надо было, действительно, вести себя более жестко. Ну вот, не хватило. Это вопрос тонкий, он требует еще более тщательного изучения, почему так получилось. Но, вот, именно так было. А то, что потом началось – вот я начал говорить, что Сталин писал. Вначале он писал, скажем…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Пустые?...»

Ю.ГОЛАНД: Нет, это он написал им, а потом он писал уже своим. Когда надо было хлебозаготовки, он пишет: «Я вас прошу, — он пишет, это еще весной 1929-го, — я вас прошу, у нас трудное положение, вы там нажмите на заготовки». А уже в конце года он не так пишет. Он пишет: «Требуем вас, снимем вас, всех пересажать, снять тех, кто не выполняет указания». То есть он уже все больше и больше становился по пути нажима и насилия не только по отношению к крестьянам, а уже, как бы, по отношению к своим подчиненным, коллегам, партийным работникам. И шел процесс поэтому изгнания людей, которые этого не хотели.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий Маркович, ну, вы, вот, говорите о том, что… Точнее, не вы говорите, а вы ссылаетесь при этом, что рабский труд не эффективен. Но, скажем так, когда концерн ГУЛАГ заработал в полную силу, были успехи, о которых, что называется, можно было говорить?

Ю.ГОЛАНД: Ну, вы знаете, что я вам на это скажу. Вот, как раз вы меня спросили, как шла эта индустриализация. Я вот просто смотрел недавно в Сталинском фонде – там есть письмо Орджоникидзе, он возглавлял тогда промышленность, это в конце 1930 года, когда все это началось. И он там приводил пример, что строится все там без проектов, все что построили, потом оказывается, что там себестоимость раз в 5 меньше, чем старых. То есть сам вот этот масштаб строительства был такой, что он неизбежно влек за собой абсолютно неэффективное и строительство, и потом использование.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну а каналы те же?

Ю.ГОЛАНД: Да. Так вот, с этой точки зрения если бы было не так, то, значит, было все значительно эффективнее. Я и говорю, что результат был бы всегда заведомо ясно, что лучше. Теперь, тем не менее, вы спрашиваете меня «В ГУЛАГе же чего-то там делали?» Конечно, делали. И в каких-то там местах, где-нибудь на севере, может быть, вообще ничего делать не стали, если бы там не было бы заключенных. Может, обычные люди туда бы и не поехали. Но в этом не было ничего плохого – они бы в другом месте работали и принесли бы там больше пользу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А теперь скажите, пожалуйста, как сотрудник соответствующей структуры. Существуют ли на сегодняшний день современные критерии, которые позволяют оценить такое понятие как эффективность?

Ю.ГОЛАНД: Ну, это, конечно, вопрос такой, я бы сказал, философский.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как, каким образом из этих критериев выпал человеческий фактор?

Ю.ГОЛАНД: Да нет, формально, разумеется, все существует, там всякие формулы есть и все. Но это, как говорится, глубокий вопрос. Потому что там при этом в этих оценках – они носят, действительно, такой, формальный слишком характер. Потому что то, что вы говорите, человеческий фактор – он и сейчас, как бы, не оценивается в должной мере. Тем не менее, все-таки, сейчас мы, слава богу, живем в другое время, и поэтому сейчас вот так вот прямо считать, что, может быть, какие-то там повторения таких даже подходов, какие были тогда, это вряд ли возможно. Но важно другое понять. Что вы когда находитесь в трудном положении и вы думаете «вот, хорошо бы какое-нибудь такое нажать бы, надавить, посадить очередной раз какого-нибудь олигарха».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я?!

Ю.ГОЛАНД: Ну да, например.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Ю.ГОЛАНД: (смеется) Не вы, а власть если так считает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так?

Ю.ГОЛАНД: То надо, значит, всегда понимать, что есть такие методы и они могут иметь разные последствия, а есть, все-таки, методы экономические и лучше всегда искать, они всегда могут найтись, если хорошо искать и если мы привлекаем большее количество людей для поиска таких выходов. И, вот, мой-то вывод из того анализа, который я говорил про альтернативы, что альтернативы всегда бывают и важно, чтобы власть для себя решила: вот эти методы не годятся. Но если бы Сталин сказал и там все его руководство и все вместе, что «нет, никаких репрессий быть не может, никаких чрезвычайных мер – это исключено», тогда бы волей-неволей пришлось бы идти другим путем. Поэтому методы, с моей точки зрения, не главнее, чем даже провозглашенные цели, потому что методы меняют эти цели. Цель, вроде бы, хорошая – накормить города.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да.

Ю.ГОЛАНД: Но метод – отобрать у крестьян хлеб – он как раз плохой, потому что вы сегодня накормите, а завтра будет еще хуже. А если вы там повысите цены, если вы перестанете преследовать крупные хозяйства и получите хлеб, то тогда это будет лучше. Это просто на примере я простом. Но такие примеры есть всегда и везде, и в современных условиях. И мы как раз видим, что и сейчас мы можем по-разному идти.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Цитирую Владимира: «Поворот к НЭПУ теоретически обосновал и начал Ленин, но его болезнь и смерть не позволили провести его своевременно и правильно». У меня такое ощущение, что эта тема уже для совсем другой программы и ее можно начинать прямо сию секунду все 45 минут. Я благодарю нашего гостя. Хочу еще раз напомнить, что Юрий Маркович Голанд, говорили мы о возможной альтернативе сталинской индустриализации. И программа, цикл передач «Именем Сталина» совместно с издательством «Российская Политическая Энциклопедия» при поддержке фонда имени первого президента России Бориса Николаевича Ельцина. Я благодарю вас, Юрий Маркович.

Ю.ГОЛАНД: Спасибо большое.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я благодарю всех, кто был с нами вместе этот час. Спасибо.

Комментарии

76

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

13 марта 2010 | 20:17

Принял с сохой, а оставил с бомбой
http://fat-yankey.livejournal.com/69167.html

...или немного о фразе навязшей в зубах. Фраза "Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой" обычно приписывается Черчилю и употребляется в различных интернет-дискуссиях как интегральная характеристика результатов сталинского правления. Авторство тут важно - ведь если такой матёрый враг-антикоммунист вынужден сквозь зубы признать размах гигантского скачка, проделанного Россией при совесткой власти, то это наверное от того, что размах достижений скрыть невозможно даже за завесой клеветы.

В интернет-дискуссиях вопрос как авторства фразы, так и истории принятия её на вооружение неосталинистской пропагандой уже многократно обсуждался, но мне кажется имеет смысл свести вместе раскиданные по разным сайтам кусочки мозаики.

Прежде всего хочу заметить, что вопрос относится именно к епархии интернет-трёпа. Ну может быть отчасти публицистики. Для исторической науки вопроса тут нет - раз при цитировании не приводится выдерживающий проверку источник, цитирующие идут лесом (искать этот источник). Ну а в нашем тесном, но уютном, интернет-мирке стандарты немножко другие. Так что давайте потолчём воду в ступе.

Прежде всего, откуда выплыла эта фраза? Впервые в открытой печати её приписала Черчилю преподаватель химии питерской техналажки Нина Андреева в нашумевшей статье времён Гласности и Перестройки "Не могу поступаться принципами" ("Советская Россия", 13 марта 1988 г.) В статье фраза завершает объемистый панегирик Сталину, по утверждениею Нины Андреевой, произнесённый Черчилем в 1959 году. Никаких других ориентиров для поиска оригинального текста речи она потомкам не оставила.

Через три года, в журнале "Армия" с 1-го по 24-й номер публикуется книга поэта Феликса Чуева "Сто сорок бесед с Молотовым". Там он приводит в общем похожий, но в деталях отличающийся текст черчилевсеой речи. Кроме того, он уже более конкретно указывет на происхождение текста: "...Читаю короткую речь английского премьера в палате общин 21 декабря 1959 года, в день 80-летия Сталина, перевод из Британской Энцикопедии: ..." Таким образом, речь обрела точную дату произнесения и место публикации.
...
<тут тексты - Нина Андреева, Феликс Чуев>
...
По ходу дела обрастали подробностями и обстоятельства произнесения речи заодно с местом публикации. На упомянутом выше "Деле Сталина" уже уточнено, что речь эта Черчилем произносилась перед палатой лордов, а опубликована она была в 5-м томе "Британской энциклопедии" 1964 года издания на с. 250. Впрочем, временами утверждается, что эту речь можно обнаружить в восьмитомнике Winston S. Churchill. His Complete Speeches, но тут уже без указания тома/страницы.

Надо ли говорить, что это всё враньё?

Даже не заглядывая в упомянутые издания, можно уверенно утверждать, что такую речь Черчиль произнести просто не мог. Как не мог Тулуз-Лотрек написать плакат "Родина-мать зовёт". Стиль не тот.

Однако в издания заглянули. Было обнаружено, что никакой речи 21 декабря 1959 года Черчиль не произносил. Также было обнаружено, что в послевоенных речах Сталин упоминается только 9 раз (последний - в 1956 году), из них 5 раз - ругательно. А последний раз в положительном контексте - в 1946 г.

Затем, оказалось, что нет ничего подобного и на указаной странице Encyclopaedia Britanica. Более того, на странице нет ни одной отноящейся к делу статьи. Можно предположить опечатку, дескать имели ввиду страницу 750, статью "Черчиль". Но и там нет этого текста.

Коллега chestnut_ah списался с архивом парламента, и выяснил, что 21 декабря 1959 года вобще никакого заседания парламента не было. Выходит и эта ссылка обернулась ерундой. Черчиль не говорил эту речь в парламенте на 80-летие Сталина и её нет в Британской энциклопедии.

Что, неужели совсем выдумка?

Не совсем. Первая половина якобы-речи в редакции Чуева представляет собой "творческую преработку" фрагмента из реальной речи Черчиля, произнесённой им перед палатой общин по возвращению из Москвы, 8 сентября 1942 года:

It is very fortunate for Russia in her agony to have this great rugged war chief at her head. He is a man of massive outstanding personality, suited to the sombre and stormy times in which his life has been cast; a man of inexhaustible courage and will-power and a man direct and even blunt in speech, which, having been brought up in the House of Commons, I do not mind at all, especially when I have something to say of my own. Above all, he is a man with that saving sense of humour which is of high importance to all men and all nations, but particularly to great men and great nations. Stalin also left upon me the impression of a deep, cool wisdom and a complete absence of illusions of any kind.

Редактура этой речи неизвестным сталинистом представляет самостоятельный интерес, поэтому я приведу её здесь:
...
<тут текст с перечёркиваниями>
...
Я не отмечаю отдельно корявости перевода, при сохранении общего смысла и переход в прошедшее время из настоящего. Жирным шрифтом выделено то, что осталось от речи Черчиля, курсивом части смысл которых искажён при переводе, зачеркнуты добавленные "от себя" фразы. Видно, как дружественно-нейтральная речь превращена в панегирик. Где-то добавлено "гений", где-то "самый", количество употреблений слова "Сталин" увеличено внесколько раз против оригинала. В уста Черчиля вдруг начинают вкладывать самоуничижительные слова ("я не мог ничего противопоставить"), что для него было вовсе нехарактерно. Однако, помимо стилистическо-смысловой правки, текст якобы-речи якобы-Черчиля "обогащён" множеством красочных добавлений. Среди них и пресловутое "принял с сохой, а оставил с бомбой".

Откуда оно?

Первый намёк дал А.Н.Яковлев в своём ответе на статью Нины Андреевой:

В угоду своей концепции автор обращается эа поддержкой к Черчиллю. Отметим -приведенный ею панегирик Сталину принадлежит отнюдь не Черчиллю. Нечто подобное-говорил известный английский троцкист И.Дойчер.

("Принципы перестройки, революционность мышления и действия", Правда, 5 апреля 1988 г.)

Правда, здесь не дана ни конкретная работа Дойчера, ни фраза к которой относится замечание Яковлева.

Как показало расследование впервые эта храктеристика итогов модернизации СССР была употреблена Исааком Дойчером (который, правда, к тому времени давно уже троцкистом не был) в статье в Manchester Guardian, 6 марта 1953 г., по поводу смерти смерти Сталина:

The core of Stalin's historic achievements consists in this, that he had found Russia working with wooden ploughs and is leaving her equipped with atomic piles. He has raised Russia to the level of the second industrial Power of the world. This was not a matter of mere material progress and organization. No such achievement would have been possible without a vast cultural revolution, in the course of which a whole nation was sent to school to undergo a most intensive education.

В 1966 статья вошла в сборник эссе Ironies of History: Essays on Contemporary Communism

Позднее, в 1956 эти же слова появились и в Британской энциклопедии, в статье "Сталин" (том 21, с.303):

<тут картинка с текстом: ... he found Russia working with wooden plows and left it equipped with atomic piles.>

Неизвестный переводчик решил усилить звучание фразы и перевёл atomic piles (атомные реакторы) как атомное оружие. Позднее "оружие" заменилось на более яркий образ бомбы.

Некоторые менее значимые фразы похоже попали в якобы-речь непосредственно от Молотова. Например, про "всегда находил выход" Молотов говорит Чуеву прямым текстом:

– Подобные разговоры с подковырками имели место на конференциях «Большой тройки», и Сталин, действительно, всегда находил выход из, казалось, безвыходного положения, – говорит Молотов.

11.06.1970

Фраза "заставлял и нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов" присутствует у Молотова в пересказе Чуева в несколько замаскированном виде:

– Трудная история, – говорит Молотов, – но одно то, что Сталин заставил капиталистов Рузвельта и Черчилля воевать против Гитлера, о многом говорит.

09.05.1985

Трудности представляет атрибуция второго ударного момента якобы-речи - "руки по швам". Я пока обнаружил подобное (с потусторонним привкусом) только у Радзинского, во введении в роман "Сталин":

Уинстон Черчилль вспоминал: "Сталин произвел на нас величайшее впечатление... Когда он входил в зал на Ялтинской конференции, все, словно по команде, вставали и - странное дело - держали почему-то руки по швам". Однажды он решил не вставать. Сталин вошел - "и будто потусторонняя сила подняла меня с места", - писал Черчилль.

Но роман Радзинского вышел в свет позже статьи в "Савраске", так что вполне возможно он просто заимстовал фразу оттуда.

А возможно и нет.

Вполне допустима версия, что и текст Андреевой, и текст Чуева, и фрагмент Радзинского восходят к общему источнику. Аргументацию одной из версий этого ряда Петром Тоном смотрите здесь.

Я бы всё-таки поставил на то, что Чуев текст только цитировал а не писал. 80-е были эпохой самиздата. Причём, по рукам ходила не только антисоветчина Solzhenitsyn-style, но и например "Десионизация" Емельянова, тексты родноверов и т.п. мусор. Вполне возможно, что в кругах находившихся тогда в полуподполье сталинистов, по рукам ходили сборки высказываний зарубежных деятелей о Сталине. Типа такой. В пользу этой версии говорят и слова Нины Андреевой, следующие сразу за цитатой из якобы-речи якобы-Черчиля:

Основные моменты этой характеристики можно найти и в мемуарах де Голля, в воспоминаниях и переписке других политических деятелей Европы и Америки, которые имели дело со Сталиным как с военным союзником и классовым противником.

На эту же версию работают свидетельства коллег mikluha_maklai и groben о том, что им фраза про соху и бомбу встречалсь ещё до публикации Нины Андреевой. Висела она на стене музея Сталина в Гори. Подпись была та же - Черчиль.

Так это или нет - до конца пока неясно, но точно можно сказать:

1. Расхожая цитата из якобы-речи якобы-Черчиля представляет из себя компиляцию сделанную на основе речи Черчиля времён войны, подвергнутой жестокой редакции и с добавлением высказываний к Черчилю не имеющих никакого отношения.

2. Коллективное авторство фразы "принял с сохой оставил с атомной бомбой" принадлежит Исааку Дойчеру и неизвестному переводчику заменившему "реактор" на "бомбу".
...
...


gurtz 13 марта 2010 | 21:09

Да уж... - "эффективный менеджер"! - Неудачник уровня царя Иоанна Грозного, лошок, полагающий, что история делается именами
Вот и торчим по сей день в этой "истории" - болтаемся между сохой и атомной бомбой


14 марта 2010 | 07:08

bravo vladimir
Преимущественно с-х Российская империя превратилась в индустриальную иперию зла в процессе страшных кровопусканий, осуществлявшихся под руководством великого упыря.
Между прочим, Индия и Пакистан, обладающие АО до сих пор используют соху в с-х.


dtd 14 марта 2010 | 14:25

Приходите в себя, ну сколько можно...
Соха и в настоящее время может быть наиболее подходящим инструментом, уровень развития здесь может быть совсем не причем. Скажем, в случае тонкого слоя почвы, который не повреждается только при ручной обработке.
Не стоит забывать, что земледелию не одна тысяча лет и все несколько сложней, чем может показаться очередному экономисту...


sergey_kul 28 марта 2010 | 13:55

А кроме того
Во-первых, сказанное Дойчером (действительно Дойчером, а не Черчиллем) не следовало бы вырывать из контекста - в первую очередь, контекста его сочинений, в том числе книги о Сталине (сталинистом он не был).
Во-вторых, прежде чем ссылаться на авторитет Черчилля, неплохо бы вспомнить, как он в 1938 году в парламенте восхищался Гитлером, желал Великобритании (если ее постигнет кризис) такого человека, как Гитлер... Очень проницательный был политик!


petrsk 14 марта 2010 | 12:08

Спасибо.


комментарий удален

комментарий удален

gurtz 13 марта 2010 | 22:29

а у котов опять обострение


13 марта 2010 | 22:56

gurtz ,хайнаньский макак
gurtz,хайнаньский макак, не обижай бедного котика.


gurtz 13 марта 2010 | 23:45

ладно, котик, гуляй, я не из очистки
а в качестве альтернативы (страшилки на ночь) представь, что на эхе озвучили репортаж о вторжении в рашу нато:
премьер и президент бежали в туруханский край, народное правительство возглавил бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров

спокойной ночи и удачи


14 марта 2010 | 09:23

gurtz,хайнаньский макак
gurtz,хайнаньский макак, не обижай бедного котика,а то к тебе ночью придет Новодворская.


14 марта 2010 | 00:03

Cталинисты на марше и безмозглые коты в первых рядах...


14 марта 2010 | 00:22

Сталинский привет мошедаянцам и голдамериевцам!!!


magnificent_jenia 14 марта 2010 | 00:21

я в шоке!
всех сталинистов забанили что ли?


svetoch 14 марта 2010 | 01:26

"всех сталинистов забанили что ли?"
Не только "сталинистов", но и "анти-сталинистов" тоже.

Хотя проблем у гости передачи было воз и маленькая тележка, но передача была как никогда аналитичной. А командам же нужен не анализ, а перебранка. Вот и молчат все. Чересчур нюансов много у г-на Голанда получилось...


dtd 14 марта 2010 | 13:53

С нами Сталин! )
По теме:
Ведущая и гость остановились в развитии. Аргументация (рабский труд, ужасы ГУЛАГА) приемлемая для конца 80-х, начала 90-х, но не позже.
Сегодня можно было бы просто привести данные (отнюдь не секретные):
- объем сельскохозяйственной продукции до коллективизации и после;
- кол-во занятых в сельском хозяйстве до коллективизации и после;
- озвучить реальную численность заключенных и переселенцев.

Которые сняли бы вопросы по поводу "неэффективной", "негуманной" политики советского руководства (за 12 лет до начала войны).


gurtz 14 марта 2010 | 20:47

а с нами сталина нет!
это вы, дружок, в прошлом веке застряли со своим "эффективным" и своими "аргументами", а для остальных слушателей Юрий Голанд вполне внятно всё доказал


14 марта 2010 | 07:13

альтернатива Сталину
Лучшей альтернативой Сталинской модернизации могла стать гайдаровская,или 500 дней явлинские.все пропить и просрать за 500 дней .Но самый продвинутой модернизацией в 30-х был бы "проект Ходорковского". быстро продать все свои природные богатства американцам и англичанам,чтобы они не стали выращивать против нас Гитлера.не было бы никакой войны,американские хозяева нас бы хорошо кормили,давали демократию и права человека.


tolk 14 марта 2010 | 15:54

"Дешевая водка, табак и никакой гигиены. Свести язык славян до жестов."


14 марта 2010 | 16:00

Лучшей альтернативой Сталинской модернизации могла стать гайдаровская,или 500 дней явлинские.все пропить и просрать за 500 дней


Сегодняшние Польша и Чехия лучше всего опровергают Ваши фантазии.


14 марта 2010 | 17:17

неизменные карлики европы польша-чехия
эти вечные европейские побирушки и нытики.Черчилль как то о них нехорошо отзывался. толи гиены, толи шакалы европы, точно не помню кто есть кто ,каким примером они могут служить?


gurtz 14 марта 2010 | 20:50

вот когда вспомните, тогда и говорите, чего зря рот раскрывать?


15 марта 2010 | 06:01

А Вы для сравнения не могли найти государства еще меньше, ну с ладошку например, но уж никак не Китай.


svetoch 14 марта 2010 | 07:41

ремарка
Я к передаче задал очень важный и принципиальный вопрос о влиянии внешнеэкономической среды (особенно после начала Великой Депрессии) на тип и темп индустриализации. Естественно, этот вопрос не упомянули. А в нём кроется один из важнейших факторов того, что произошло в СССР в 1929-34 гг.)

Например, Голанд, который написал очень хорошую книгу о кризисах периода НЭПа, в этой передаче совершенно не соответствовал своим же собственным выводам 12-15-летней давности. Ничего не было сказано о кризисе кредитования в СССР в 1923-30 гг. Ничего не было сказано о растущем недовольстве рабочего класса безработицей и коррупцией на местах. Ничего не было сказано о во многом политически мотивированном саботаже кулачеством государственных скупочных организаций. Ничего не было сказано о росте сепаратизма на местах и ростом межрегионального неравенства в рамках ещё очень шаткого Союза. Ничего не было сказано о разногласиях между Наркомфином и ВСНХ по борьбе с инфляцией.

Странно: Голанд - знающий историк, не понятно, зачем он часто говорил откровенно глупые вещи...


greatross 14 марта 2010 | 10:59

Так и считаю в передаче спошной треп. Потом его фраза про встраивание России в систему международного разделения труда. Основными экспортными товарами в то время были древесина и пшеница. И как он собирался встраиваться с такими товарами в мировое разделение труда. Или по аналогии с сегодняшним времененм мы на запад нефть и газ, а они нам товары.


s_serge 14 марта 2010 | 14:28

svetoch Это Вы говорите откровенно глупые вещи.
Менее чем часовая передача - не книга, есть лимит времени..
Глубоко копать не хватает времени. В любом случае приходится жертвовать освещением одних вопросов в ущерб освещению других. А Вы никак не можете сказать, что Голанд потратил время впустую.


irrealist 14 марта 2010 | 11:29

Альтернатива сталинской индустриализации явлена нам в ощущениях
последних 20-ти лет.


s_serge 14 марта 2010 | 14:29

irrealist Это точно. Жить за последние 20 лет стало значительно лучше.


14 марта 2010 | 14:46

серьЁжа, можно корчить из себя идиота, но долго находиться в этой позе не советую
засасывает.

Один пример, как стали жить "лучше": недавно общался с одной молодой особой, которая поведала мне, какие ноне цены оплаты за обучение в новосибирских ВУЗах - около 60 тысяч рублей за год. Так вот, она сказал такую фразу (хоть и молодая, но гораздо умнее многих выживших уже из ума и из Советского времени запомнивших только своё стояние за колбасой): "я знаю многих умных, талантливых молодых людей, которые ХОТЯТ учится, но не могут себе этого позволить, нет денег на обучение". Это состояние, близкое к национальной катастрофе.


14 марта 2010 | 14:48

про убыль населения я тебе, идиоту, напоминать не буду
всё равно ведь не поймёшь, что от хорошей жизни не умирают раньше времени.


s_serge 14 марта 2010 | 15:07

sergign60 Чем слабее ваши аргументы - тем больше вашего хамства.
Конец связи, советский ты мой.


14 марта 2010 | 16:22

"я знаю многих умных, талантливых молодых людей, которые ХОТЯТ учится, но не могут себе этого позволить, нет денег на обучение"

Признался сам.

Идиотина - сам, и общается с "терпилами", неспособными поступить на бесплатное обучение.

60 тысяч в год для нн - это второй-третий эшелон. (это 180-200 баллов по егэ (из 5 экзаменов!)

Это - не премиум-класс!

Неудивительно, что в речи sergign60 слово "идиот" - наиболее употребительно.

пеши ишо!


14 марта 2010 | 16:40

пеши ишо!
Вот и еэровец-водохлеб подтянулся,а крыть то нечем,чем обьяснишь достижения твоей партии по убыли населения и образование,которое говоря словами Солженицина превратилось в "образованщину",три к носу еэровец,скоро кончится ваше время.


14 марта 2010 | 17:12

пеши ишо!

сильно написал! целых 3 строчки выдал, омоновец с надбавкой.

вот - что значит дубинку на работе оставил.
с почином!

кстати, сколько стоит учиться на омоновца?

наверное, дороже, чем на инженера?


14 марта 2010 | 17:27

осторожней еэровец
А вдруг вернется матрос Железняк,так ведь за деяния и отвечать придется.


14 марта 2010 | 12:12

Юрий Маркович Голанд - по сути оказывается вульгарным демагогом, прекрасно понимая, что история не терпит сослагательного наклонения, рассуждает прямо противоположно. Заявляя о том, что альтернативы в руководстве страной не было, а существовала альтернатива у специалистов, сама такая постановка вопроса только еще раз доказывает, что у Сталина не было альтернативы в тот момент времени. Поэтому и некто Петрик, с чистой душой предлагает фильтры для всего! Но никто не может остановить кипучую деятельность человека, научную несостоятельность которого признал весь научный мир России. Таковы и двойственные по существу рассуждения, может быть оставаясь "слабым человеком" инстинктивно принимает сторону сильнейшего в текущий момент, но сам внутренне готов в любой момент с легкостью и внутренней "искренностью" переметнуться со своими "исправленными" рассуждениями в противоположный стан "сильнейшиг", которые могут прийти вместо настоящих. И, думаю, только из-за материальных побуждений. Вы все знаете как называют представителей "древнейшей" профессии, но отнюдь не имею ввиду журналистов. И исходя из услышанного, могу только увериться, что у Сталина действительно не было альтернативы. К великому сожалению.


s_serge 14 марта 2010 | 14:42

vadsha Это Вы вульгарный демагог.
Не история не терпит сослагательного наклонения, а некоторые историки и политические деятели.

"у Сталина действительно не было альтернативы" - Вы только забыли добавить "... в борьбе за единоличную власть".


tara64 14 марта 2010 | 12:56

Путинское 10-летие,это тоже своеобразный НЭП,когда все наслаждались изобилием жратвы и шмоток,и совершенно угробили промышленность.
Ну и как,хорошо стало?
И как можно было в 20-30 годы развивать сельское хозяйство,когда даже не в каждом сельском хозяйстве был плуг?
Как можно было развивать легкую промышленность без станков?
А чтобы были трактора и станки нужна в первую очередь тяжелая промышленнось.


s_serge 14 марта 2010 | 15:03

tara64 Стало хорошо.
Но промышленность в основном угробили еще при совке.
"своеобразный НЭП"? - НЭП - это все-таки доминанта производителя и продавца, а не вора и бандита, как при Путине.

"как можно было в 20-30 годы развивать сельское хозяйство"? - так оно развивалось так, что ничего подобного позже не было.

И кто Вам сказал, что станков не было?


14 марта 2010 | 13:02

Сталин и индустриализация
Давно хочу протолкнуть свою учёную статью, и всё время выкидывают. А я не кандидат, а даже доктор наук, - физ-мат, правда, но взаправдашный. Обидно, право. Не модераторы, а узурпаторы какие-то, прости им, Господи...
Нателл, это Вы, что-ли, меня? (Простите, это уж я так - по-стариковски)
Итак...

Он неторопливо вошёл, закрыл дверь и повернулся к сидящему за столом. Сидящий поднял глаза и ошеломленно спросил:
— Кто такой? Почему?
и стал жать на кнопку. В приёмной зазвенел звонок. Сидящий бешено закричал:
— Александр Николаевич! Кого ты впустил?
Вошедший уставил глаза на сидящего и внушительно заговорил
— Не надо кричать и нервничать. Я Александра Николаевича в отпуск отправил, в Ялту. Он пожаловался, что очень устал… И охрану не зовите, она спит…, положите трубку. Впрочем, телефон не работает. Вам абсолютно ничто не угрожает, мне надо с Вами поговорить, и я не хочу, чтобы нам мешали. Я, пожалуй, присяду… А вот это уж совсем зря…
Сидящий наставил на него неизвестно откуда взявшийся пистолет и начал стрелять. Кабинет наполнился дымом.
Досадливо отмахиваясь от дыма и покашливая вошедший сказал
— Плохо стреляете,… с такого расстояния, и ни один жизненно важный орган не задет. От вас уж не ожидал. Может быть хватит? Впрочем, если у вас есть вторая обойма, можете ещё пострелять — для разрядки. Поверьте, я очень хорошо представляю необычность ваших ощущений.
Сидящий за столом ошеломлённо на него смотрит, кладёт руку с пистолетом на стол и как бы съёживается, уставив неподвижный взгляд вниз. Потом неожиданно крестится.
— Быстро вы сообразили, что к чему. Может быть, вы и на меня крест положите? Не стесняйтесь, у меня иммунитет. Открыли бы вы окно, право, а то мы здесь с вами, пожалуй, задохнёмся. У вас нет аллергии к пороховому дыму?
Сидящий не шевельнулся. Тогда вошедший подошёл к окну, повернул бронзовые ручки и распахнул окно. В комнату хлынул воздух, за окном зашумела Москва. Он постоял у окна, задумчиво глядя вдаль,
— Интересный город. Только эти небоскрёбы как-то… некстати. Впрочем, что ж — имперский город, надо как-то выделяться.
Потом он повернулся к сидящему, сел и вгляделся в него.
— Как вы себя чувствуете? Может быть воды желаете?
Сидящий оцепенело молчал. Потом проговорил
— Всё ясно, я болен. Заработался…
— Удачная мысль! У вас галлюцинации, и поэтому вам нужно выговориться. Ну, хорошо… Чтобы у нас как-то завязался разговор, я, пожалуй, объяснюсь. Я пришёл не обвинять вас и уж, конечно, не наказывать. Был лично знаком со многими до вас, и имею некоторый… реестр, что ли. Я бы не сказал, что вы уж совсем неординарная личность. Бывали, как говорится, и похлеще. Разумеется, у вас больше возможностей, масштабы другие.
Сидящий вдруг встаёт и идёт как лунатик к двери.
— Куда же вы? Сядьте!
Тот послушно поворачивается, идёт обратно и садится.
— Ну, вот так-то лучше
Пришедший опять всматривается в его лицо.
— Вы, правда, себя хорошо чувствуете? А то я могу вас взбодрить как-нибудь. Может быть — вина? Какого желаете? Не нервничайте, тут у нас не тройка, видите — я один, и оружия у меня нет, да оно мне и не нужно. Ну, ладно, я не буду вам долго надоедать — вы, я вижу, работаете, — он кивнул на бумаги, испещрённые красным карандашом, — это похвально. Я за вами наблюдал, и у меня осталось лишь несколько вопросов. Вы позволите?... Меня огорчает, что наша беседа проходит в одностороннем порядке, без обратной связи, как говорится в вашей любимой кибернетике. Вы меня хоть слышите?
Хозяин кабинета уставил на вошедшего жёлтые глаза. Его усы шевельнулись.
— Понял и благодарю. Представьте себе, что я корреспондент Нью-Йорк таймс, который у вас берёт интервью. Только, пожалуйста, без вранья, — при этих словах прокуренные усы снова шевельнулись, — иначе у нас беседа затянется, а у вас мало времени, вы работаете. Только говорите правду, если конечно, вы её знаете, а если не знаете, говорите первое что придёт в голову.
Сидящий вдруг зашевелился, достал трубку и начал её набивать. Руки у него ещё дрожали.
— Ну вот и славно. Вы приходите в себя быстрее, чем я ожидал. Начнём с самого простого: вы когда умрёте?
Ответ вышел не сразу и хриплый.
-Это вас не касается
— Меня, может быть, это и не касается, но это касается очень-очень многих, я думаю, это-то вы понимаете. Знаете, я вижу… после вашей смерти, какие-то оборванцы будут кидать вверх шапки.
— Это где?
— Это секрет, — где, а то вы, пожалуй, преждевременно лишите их шапок вместе с головами. И вообще, я не вмешиваюсь в историю, она и без моего вмешательства протекает чудесно. Так прикиньте, когда вы умрёте?
— Не знаю, и знать не желаю.
Пришелец смотрит в лицо сидящего оценивающе:
— Здоровье у вас действительно неважное… почки, печень, простата, ну… и в голове…
— Когда я умру?
— Я же говорю, в историю я не вмешиваюсь, но вы, пожалуй, и сами чувствуете, что умрёте довольно скоро. Вот, однако, вопрос: что же будет после вашей смерти? Со страной, скажем.
— Я поставил страну на железные рельсы, и она так и поедет.
— А рельсы кто впереди укладывает?
— Люди найдутся…
— О людях мы ещё поговорим. А машинист не нужен? Кто после вас будет машинистом?
Сидящий злобно смотрит на пришельца.
— Было бы место, а машинист найдётся.
— Что же, по-вашему — кто попало?
— Не кто попало. Люди выберут.
— Ну да! Так же, как они вас выбрали.
— Меня не выбирали, меня позвала история.
— Я помню: бумажки, справки, протоколы, досье…, ну, и вранья немало, — и вот она — история.
— Ты глуп! Да, бумажки, — истории не прикажешь, как ей действовать. Важен результат.
— О результатах мы тоже поговорим. Наверное, вы завидуете императорам — родил ребёнка, двух — и проблема решена. Вас этот путь, как я понимаю, не устраивает. Деток своих не любите, поэтому вам придётся назначить себе преемника, и было бы разумно поднимать его всю вашу оставшуюся жизнь. И чтобы он вокруг себя всё расчистил, а уж потом бы и за вас принялся, как водится. Новая метла… Начали уже? Вы прекрасно понимаете, что иначе они передерутся и про историю забудут. У вас есть кто-нибудь на примете?
— Нет! Все они дерьмо!
— Вот те раз! А зачем же вы таких приближали? Надеяться на Наполеона — пустой номер, вы всех наполеонов давно пришибли на несколько поколений вперёд, да и порядок вы установили славный — шаг вправо, шаг влево — сами знаете…Может и найдётся — наполеон-то, да, пожалуй, призадумается, прежде чем карьеру делать. Вы же просто Мичурин в демографии. Селекционер. Куда Адольфу до вас, хоть вы и строили свои государства на сходном понимании добра и зла. Тогдашние различия во взглядах на еврейскую проблему у вас были делом временным. Вы тоже евреев не любите и ещё более склонны и способны к фундаментальному решению национальных вопросов. В других пунктах внутренней политики Адольф был, пожалуй, даже умереннее вас: концлагеря для соотечественников он создавал гораздо в меньших масштабах, чем вы. Неясно, правда, что было причиной умеренности — отсутствие подходящих пространств или экономия людских ресурсов.
— Наполеон тоже дерьмо.
— Ну, не скажите. У Наполеона был только один недостаток — больно уж воинственный он был — настоящий боевой офицер. Ну ладно, погулял по Европе, кинулся по молодости в Египет, а потом уже совсем с ума сошёл — влез в Россию. Артиллерист неуёмный. Я пытался его удержать — куда там! Плохо кончил. Хорошо хоть, что кодекс успел написать. А то уж я начал сожалеть…
— Видишь, и ты не всё можешь предвидеть. Что же говорить о нас смертных?
— О, я вижу, вы уже пришли в себя. Я очень рад… Не всё можно предсказать. Бифуркации — знаете ли… вещь непредсказуемая, как говорят математики. История ветвится и сущие пустяки её могут столкнуть с дороги прогресса. Если бы эти либералы из временного правительства поймали и повесили Троцкого с Лениным (всяких ворошиловых, да и вас не было нужды ловить — сами понимаете), никакой бы революции не было, и вся история потекла бы совсем другим путём .
— А ты, я вижу, о прогрессе печёшься…
— Ну как же. Чем лучше прогресс, тем быстрее дело идёт к концу. Я, признаться, давно работаю над монографией — 'Глупость властителей'. Материала, знаете, — масса. Макиавелли, умница, мне помогает. И очень любопытные выводы намечаются. Впрочем, Фридрих Великий был, кажется, действительно душка. Почти без изъянов. Ум Петра Великого сильно страдал от варварства. Как могли придти в умную европейскую голову писателя Ульянова идиотские мысли о новом типе государственного устройства, и чем его пленила бумажная кровожадность обывателя Маркса — я до сих пор не понимаю. Наломал дров, однако. Говорят, Ильич перед смертью очень страдал от своей поспешности. Поделом… Ну, это я так — к слову. Мы ведь говорим о вас. Так вот, вы человек не совсем глупый — вы можете представить, какая после вашей смерти будет свара? Говорил я Джорджу (впрочем, это позже), — не ходи в Ирак: победить их — дело нехитрое, а что потом с этой кутерьмой делать? Я-то всё это предвидел (не люблю чрезмерностей), и мусульманам не мешал на две части разделиться. Они теперь до страшного суда не разберутся, кто лучше…
Пришелец задумался, а потом спохватился:
— О чём это я? Ах да — умереть дело нехитрое — сами знаете, а потом что? Я не вижу логики. Приоткрыл бы я специально для вас завесу истории, да, боюсь, расстроитесь вы очень. Я Хрущёву говорил — не делай ты этого — хуже будет…
— Что?! Никита? Этот шут?
— Молчу, молчу,… ничего не знаю…
Сидящий начал что-то нервно писать.
Пришелец смотрит:
— Я понимаю — надо Никиту расспросить как следует, а потом — к стенке. Ничего не имею против. Ну, а другие, что — лучше?
— Все говно!
— Ну и соратники у вас. Как же это вы так неосмотрительно?.
— Народ всё решит.
— Шутить изволите? Ничего уже давно не решал, а тут вдруг возьмёт да и решит?
— Народ революцию сделал и войну выиграл.
— Революцию, положим, народ не делал, в революцию народ гульнул, душу отвел, раз взбаламутили. Революцию делали персонально Ильич с Троцким, вы это и сами знаете. Талантливые люди. Приврали вы в Кратком курсе, уж извините. А войну действительно выиграл народ , несмотря на ваши с Адольфом соединённые усилия. Только, если бы не вы лично, этой войны, да и Адольфа, вовсе бы не было.
— Это бабушка надвое сказала.
— Делать прожекты — это ваш конёк, а мне это как-то и не к лицу. Да и не сам я это измыслил — Бердяев ваш (пардон, — не ваш, не ваш!). А я больше вам скажу. Если бы большевики в соответствии с планами германского генерального штаба не ввергли Россию в анархию и не разорили бы её на сто лет вперёд, Россия была бы сейчас первейшей страной в мире.
— Чушь! Ты-то уж должен знать, что история не знает сослагательного наклонения!.
— Знает, голубчик, знает! Клио всё-таки чему-то научилась, даром, что курсы марксизма-ленинизма не кончала. Она делает прямо-таки лабораторные опыты с сослагательным уклоном. Возьмите Финляндию и Эстонию. Один и тот же народ растёкся по разные стороны моря. Эстония только начала оправляться, как вы её подмяли, обидели и обокрали. А Финляндия (вы у неё оттяпали лучшие земли, но прогрессивный строй не смогли нахлобучить) оправилась и благоденствует. И уж совсем блистательный опыт —Корея. Полуостров был аккуратно разрезан на две части для облегчения пристального наблюдения за развитием по разным… сценариям, как говорится. Ну, ладно… результаты вы и сами знаете... Всё-таки вернёмся к вопросу о преемственности. Вы хоть раз думали, что будет, когда вы умрёте? Признаюсь, когда я наблюдал за вами, мне всё казалось, что вы верите в своё бессмертие.
— Что ты каркаешь? Так всё и развалится?
— Ну, не сразу, немного поковыряются ваши преемники, а потом поймут, что план ваш —дохлое дело, и в прямом соответствии с диалектикой (этого… забыл, как звать), прямо как личинки в бабочек, превратятся в свою противоположность, — в капиталистов. Недаром ваш Ильич на каждой площади кепочкой своей помахивал — верной, мол, дорогой идёте, товарищи. И ваши соратники скажут — пардон, маленько ошиблись, не в ту дверь вошли — нам не туда, а сюда. Да здравствует капитализм — светлое будущее всего человечества!
— Ты врёшь, этого не будет!
— Прошу меня извинить, но это — будет, это уже, считайте, произошло.
— Всё просрали, мерзавцы, так я и знал!
— Неужели знали? А если знали, зачем делали?
— Я индустриализацию делал.
- Знаю, немало строили… Всё это, правда, сверху походит на трудовой лагерь: посредине грязный военный завод, по бокам нищая деревня, а вокруг колючая проволока и эта, как её… - вохра. А что людям с вашей индустриализацией? Есть её прикажете?
— Страну надо было защищать!
— От кого?
— От империалистов
— Что, грозились напасть?
— Конечно, напали бы
— Мы же уговаривались — не врать. Если эти так называемые империалисты — не смогли послать несколько дивизий в 18 году, когда вы у них на блюдечке лежали, зачем вы им сдались в 30-х? Конечно, прикончить ваш прогрессивный строй, особенно успешный в массовой прополке населения, было очень заманчиво. Но страшновато… после такой-то войны. Они для вас Гитлера растили, даже про репарации великодушно забыли. А воевать с вами у них ни в какие планы не входило… Что-то у вас не вяжется…
— Армию надо было создавать
— Армия, конечно, нужна. Только вот где она была — ваша армия в 41-м году?
— Эта сволочь меня обманула.
— Ай-яй-яй, какой нехороший человек. Вот и пиши с ним договоры.
— Всё равно армия войну выиграла.
— Народ у вас особенный — вот что я вам скажу. Непостижимый народ! Впрочем, армия всё-таки себя позже показала. Совершила победоносные операции в Венгрии, потом в Чехословакии.
-С чего это? Они же наши.
— Да, знаете, у них какие-то свои взгляды на развитие появились…
— Я это предвидел. Ренегаты!
— Хотели было Польше помочь, но там славный генерал попался, предпочёл своими силами справиться. Настоящий патриот!... В Афганистане, правда, совсем ваша армия скисла. Но это американцы вам напакостили. Я говорил Бушу — надо помогать в вашей справедливой борьбе против муджахетдинов, тогда тем было бы не до близнецов — не послушался. Им бы лишь вам палки в колёса ставить. Очень неумные люди.
— Не понимаю, чего ты говоришь.
— Простите, это я так…, увлёкся. Вот вы всё советских писателей читаете, а лучше почитали бы Нострадамуса. Весьма одарённый человек, хоть и путаник изрядный… Хорошо, а что вы сегодня ели, когда изволили проснуться?
— Ел? Ел что-то, не помню, почему спрашиваешь?
— Досыта ели?
— Почему спрашиваешь?
— А вы не пробовали несколько дней не есть, а потом баланды лагерной откушать. Может у вас после такой пищи ещё больше вдохновения будет в Вашей работе? —вошедший кивнул на красный карандаш.
Сидящий злобно сопит.
— Я вижу, вы поняли, к чему я веду? Это, конечно, не моё дело, но, мне кажется, что для того, чтобы люди усердно работали, их нужно сначала накормить и обласкать. И ваша индустриализация скорее бы пошла. Простите, но это всё-таки было ужасно глупо — морить людей голодом. Вы — странная личность, всё делаете наоборот, вопреки здравому смыслу. Правда, ваши потомки очень вас хвалить будут. Признают лучшим менеджером 20-го века. Управляющим, значит. Я, пожалуй, с ними согласен. Назначить бы вас управляющим в большой гастроном. Вы бы немедленно завели вооружённую охрану, обнесли бы магазин колючей проволокой и отвели бы специальное помещение для экзекуции посетителей. Об ассортименте я уж не говорю… Ну, вот вы сами говорите — мерзавцы, а где же порядочные люди — нет их, — фью!
— Это были враги.
— Вот это и есть ваша очередная глупость. Умные и порядочные люди всегда наивны, и уж вы-то их вполне могли обвести вокруг пальца... Вы — великолепный актёр и демагог, у вас этого не отнимешь. И работали бы они на вас как миленькие. Даже ваши последователи это понимали.
Воцарилась пауза.
— Ну, ладно, враги так враги, тем более, что они, действительно, вас не полюбили бы. Развели бы всякую гниль в государстве, болтали, а то, чего доброго, вас бы поругивали. Понимаю… Позвольте вас тогда спросить, с какой целью вы уконтрапупили, так сказать, плеяду, — революционеров. Разве они вам не в помощь? Преданные делу люди.
— А,… эти. Да что толку с них было, совались всюду, и то им не так, и это…
— Боялись их?
Сидящий отвечает с презрением:
— Да кто их боится? Не нужны они, вот и всё.
— Стало быть, если не нужны, так и в расход? Мавр сделал своё дело… Это мне нравится, сочувствия к ним я тоже не испытываю. Сидят они в одной сковородке (пока без вас и Бен Ладена) и Ленин всё время кричит; 'это архинесправедливо! Уберите от меня этих говнюков!' Это метафора, конечно. А всё же про революционеров… Всё таки, мне кажется, вы их боялись. Среди них попадались очень, очень решительные люди. Могли бы вас,… — он покрутил пальцем вокруг шеи, — ну, не сердитесь не сердитесь. Ну, а эти… — ваши военные — тоже враги?
— Предатели, шпионы!
— Ну, полноте, мы же здесь одни, и никто нас не подслушивает. Откройте мне загадку — за что вы их так?
— Заговорщики!
— Вы понимаете, мне не нужно ни с какой стати вам… очки втирать, — вошедший понизил голос, — открою Вам тайну — они не были заговорщиками. Очень были лояльные люди — за вами в огонь пошли бы. И ведь какие профессионалы — деревню окружить — раз, раздолбать её артиллерией — два, любо-дорого было смотреть. Одни трубы потом торчат. И правильно — что это мужичьё понимает в построении социализма в одной отдельно взятой стране. Воспитывать их надо. На них не напасёшься, хлеб, ситец да ложки им подвозить. А едят сколько?
— Всё равно я был прав. Какой расцвет культуры начался, какие учёные…
Вошедший подсказывает
— Поэты…
— Да на чёрта мне нужны эти поэты!
— Ну как же — 'я хочу, чтоб к штыку приравняли перо…'. Какая мысль! Там дальше и про вас что-то…
— Чушь всё это! Книги должны воспитывать людей, а этот крикун больше вредил.
— Как? Лучший, талантливейший — вот те на! А это, простите,… не вы его случайно?
— Да нет, сам он. Но это удачно получилось. Ненадёжный был человек.
— А Мандельштама вы?
— Не угадал. Этого пасквилянта тоже не я. Товарищи за меня обиделись. Я им сказал: мне в это дело неудобно входить, так что поступайте, как вам ваша совесть подскажет.
— Чуткие у вас товарищи. Ну ладно, продолжим о литературе — вошедший загибает пальцы, — 'Цемент', 'Как закалялась сталь', 'Молодая гвардия'…
Сидящий раздражённо поморщился.
— '…Эта штука будет посильней, чем 'Фауст' Гёте…'.
— Это я про Горького сказал.
— Взгляды на этого писателя у нас с вами немножко расходятся, ну что ж ... это бывает…
— Я открыл школы, университеты, куда трудящаяся молодёжь валом валила.
-Это очень хорошо. Жалко только, что туда не валили ещё и люди самим своим рождением предназначенные туда валить. Этот ваш так называемый классовый подход ещё одна глупость, которая очень дорого вам обошлась.
— Чтобы они потом начали трепаться?
— Экий вы робкий. Вот и ваши последователи почему-то очень беспокоились на этот счёт. Какие средства тратились на чепуху! За писателями подсматривали. Радио глушили. Это вы виноваты, между прочим. Они же за вами как утята за уткой в пруду двигались — смотреть было смешно. И, знаете что? Это всё от их бездарности. Я бы сказал, что после вашей смерти…
Усы злобно зашевелились
— Помилуйте, вы же материалист, уж не думаете ли вы, что будете жить вечно, да… после вашей смерти основной направляющей и руководящей силой 20-века окажется сверхъестественная бездарность ваших последователей. Вы бы посмотрели на них — их же невозможно отличать друг от друга, несмотря на многочисленные портреты. Какие-то стёртые лица, как… старые писсуары на свалке, право.
Вошедший прищуривается на сидящего:
— Вот вы, как говорится, имидж себе сумели создать… Усы, взгляд… ну, не прямо сейчас,… а на портретах — неплохо смотритесь. Хвалю! Как актёр, вы этому клоуну германскому сто очков вперёд дадите. Посмотрите на него. Шутовские усики, чёлочка какая-то сутенёрская, а манеры — что за манеры! Германский народ безмерно меня удивил, очень дурной вкус проявил в деле с Гитлером. Я говорю о вкусе, потому что они сами пригласили этого шута горохового. Недавно я с Гёте беседовал — он в ужасе, жить, говорит, не хотелось — так стыдно. У вас-то всё было по-честному — вас История позвала. Не французы вы, как-никак. Впрочем, что и с этих клемансо взять? Ограбили немцев в своё удовольствие, мстители народные. Хороший пример самой незамутнённой государственной глупости. А потом глазки закрыли, авось Гитлер с вами в первую очередь подерётся. Вон, какие угодья на востоке от населения очищаются. Впрочем, и трудненько было всё предвидеть. Не наполеоны, всё-таки. Посмотрели они, как вы собственное население крошите, и в ужас пришли — что же он с нами-то сделает, когда до нас дело дойдёт? Самые умные подозревали, что кто бы ни победил — для них оба хуже. Но это ладно, думали, — лишь бы не сейчас. Ан — нет, трусливых-то первых бьют. Помните, вы говорили: ' Придерживаясь позиции нейтралитета и ожидая своего часа, СССР будет оказывать помощь нынешней Германии, снабжая ее сырьем и продовольственными товарами… В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну'. Я сам видел — на границе немецкие солдаты от хохота валялись, когда 22-го июня к ним эшелоны с зерном один за другим ехали. Велено было пропускать. Вы никак не могли поверить, что Адольф — такой нечестный человек, и даже хотели запретить войскам сопротивляться — шутка, мол, вышла. По человечески, вас можно понять — на глазах рушились такие прекрасные планы. Ваш дружок всё-таки на вас пошёл — тоже дурак, — Бисмарка не читал. Так хорошо договаривались: тебе — Европа, мне — восток, Индия — на радость англичанам, — а там видно будет, — индустриализация подоспеет, и всё такое… Полюбили вы его сердечно. И глупо сделали… Надеялись: 'Если Германия одержит победу, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы начать вооруженный конфликт с СССР по крайней мере в течение десяти лет. Старая история о том, как дурак дурака обманул. В этом есть какая-то дьявольская (не к ночи будь сказано) закономерность: вверху оказываются неизменно совсем не умные люди. Может быть и вправду, кухарки-то лучше?
Сидящий злобно на него смотрит.
— Это ты всё врёшь!
— Помилуйте, я же вас сейчас цитировал. Из вашей секретной речи 19 августа. Там ещё есть прелестное место: 'Позже все народы, попавшие под “защиту” победоносной Германии, также станут нашими союзниками. У нас будет широкое поле деятельности для развития мировой революции'. Вы — настоящий кремлёвский мечтатель: мечтали, как начнёте освободительную войну, в результате которой ваша победоносная армия принесёт освобождение народам Европы вместе с бесплатным приложением — установлением самого прогрессивного в истории человечества строя. Совсем уж интересно, что в оказании содействия предсказанному Марксом историческому процессу прогрессивные силы вероятно объединились бы с полупрогрессивными фейхтвангерами и совсем не прогрессивными де-голлями. Победоносное завершение революционной войны наверняка завершилось бы полной ликвидацией полу — и совсем непрогрессивных сил и тщательной прополкой прогрессивных. Таким образом, ваш народ выполнил бы ещё одну историческую миссию. И вот всё сорвалось. У меня есть красивая американская книга: ' D-день. 24 часа, которые спасли мир'. Это о высадке в Нормандии. И впрямь, —спасли, только не от фашизма, а от исторического прогресса, причём воюя с вашим противником. Вот такие изыски.
Пришелец задумался, а потом добавил
- Впрочем, кто прошлое помянет, тому глаз вон. Они вас всё равно полюбили. Черчилль от вас без ума. И ведь какие обязательные люди – стоило вам попросить, как они к вам после войны тьму ваших пленных направили на убой. Даже белогвардейцев присовокупили в припадке рвения. Согласитесь, приятно иметь дело с европейцами.
— Это всё бред!
— Может быть, может быть,… однако, признаюсь: я не мог себе отказать в удовольствии присутствовать и в Ялте и в Тегеране, да и на том вашем знаменитом августовском заседании… Но не будем отклоняться на учёные разговоры. Вы человек авторитетный. Внешность, по крайней мере, на портретах, вы себе создали. Но меня вы интересуете не как модель. О чём это я? Ах — ну да! Писатели… Если они что-нибудь стоящее и написали, то, уж никак не благодаря вам, а скорее — вопреки, тайком. Согласитесь, что в основоположники ваши Фадеев с Фединым никак не тянут. Про Островского я уж не говорю. Толстого последнего я люблю, очень шустрый, — вошедший посмеялся, — но, сами знаете, каков он был, а Горький — ещё хуже, пожалуй, — врал, путался, то любил Ленина, то не любил, народ то любил, то не любил, да и писал, прямо скажем… Впрочем, мир праху его! Так что о писателях, пожалуй, не будем. Вот университеты, учёные — это ваша заслуга, не спорю. А что ваши учёные делали?
— Что учёные делают? Науку делают.
— Конечно, конечно, как вам не знать, вам — корифею всех наук — кстати, не протестовали, когда вас так величали?. И в языкознанье знаете вы толк…
— Всем дуракам рот не зажмёшь.
— И опять вы врёте! По части зажимания ртов вы просто чемпион. И не только у дураков, даже преимущественно не у дураков. Всё-таки, что делали учёные? Я никому не скажу, понимаю — государственная тайна, но всё же… Недавно я поговорил с одним очень милым офицером, — погиб, к сожалению — так он мне гордо сказал, что на подготовку к войне уходила не менее половины государственных денег. А может и поболее. Неужели, правда? Выходит, что ваши учёные в основном выдумывали всякие железки и жидкости для убийства.
— Наша наука конкурировала со всем миром!
— Понимаю. Недавно я из любопытства посидел на одном семинаре. Одно удовольствие было слушать, как ваши почти нобелевские лауреаты прикидывали, как можно зараз и побольше людей жизни лишить, а потом обгоревшие трупы утилизировать. И знаете, всё так солидно, с формулами, графиками… А крупных, так сказать — мирных — достижений я как-то и не припомню. Впрочем, я не специалист…
Вошедший задумался, а потом прямо посмотрел на сидящего
— Скажите мне, зачем вам всё это было нужно?
— Что ты в понимаешь в современном мире?
— Ничего, право, ничего не понимаю. Да и трудненько понять. Мне всё кажется, что ваша армия, ГРУ, КГБ, ваши славные толстопузые генералы, разрабатывающие планы захвата Италии и Франции через Югославию, обожаемые Голливудом коварные и хитроумные разведчики с бронзовыми лицами, суперинтеллектуалы в науках и в инженерном деле, разорившие людей вконец на бомбах, планетах и ракетах, составляли по-моему, не более чем вашу придворную лакейскую службу, созданную вами для расширения империи. Ваши последователи так вас и поняли, но они люди не масштабные и делали это будто спросонья, по инерции. Даже и удивлялись иногда, как всё это дело так лихо поставлено… На всякий случай соорудили себе, конечно, подземные дворцы Семирамиды с командными пультами, бабами и банями. Но поскольку можно было всё-таки 'и лично' погибнуть, мировая революция всё как-то откладывалась — до лучших времён. Кишка у них была тонка для такого дела, вот что я вам скажу… Давайте сейчас вызовем, хоть бы и с того света и спросим напрямую одного из этих, из политбюро: 'Ну, на что тебе, дурак, нужна была мировая революция? ' Ведь он не ответит, а пустится в косноязычное враньё. Вряд ли кто из них достаточно умён, чтобы сказать правду типа: 'Так, понимаешь, все прочие виды соревнований мы просрали (извините), дак, хоть бы уж нас боялись, что-ли'.
Сидящий презрительно улыбнулся.
— Вот вам и вся холодная война. Любопытно, что ваш легкомысленный народ хорошо понял своих руководителей, и давно перестал испытывать какой-либо страх. Это американцы-паникёры всё бомбоубежища копали. Трудно представить себе пузатого маршала Малиновского, протискивающего в окно министерства обороны с воплями — 'американцы идут?' (что буквально сделал бедняга Форрестер). Видимо, ваш народ в глубине души верил, что инициатива зла принадлежит не мировому империализму, и не ему — народу, а скорее его начальникам, несмотря на активно пропагандируемое учение об агрессивности этого империализма. Этому вранью в загнивающий период не верил никто, а тем более — создатели пропаганды, которых за безграничную продажность отпускали в строгой очерёдности в соблазнительно гниющий мир. Эти же мерзавцы потом шёпотом распространяли соблазны. Так что основанная вами пропаганда, талантливая, как всё советское, неустанно делала своё дело, в том смысле, что как только она что-то провозглашала, даже очень лояльные люди бессознательно склонялись к противоположной точке зрения. Кстати, о зле… Рейган (это актёр, вы его не знаете) как-то обозвал вашу страну 'империей зла'. Много насмешек выливалось на головы ваших старичков, и всё-то они, бедные, терпели, а библейского термина не перенесли и стали ругаться. Говорили, что даже до генерального… (забыл, как звали) дошло, что обозвали нехорошим словом. Благодаря этому, новый термин получил широкое освещение в прессе, и люди почувствовали, что определение, в общем, удачное… Можно вам ещё один вопрос задать? Для чего вы трудитесь? Цель есть какая-нибудь?
— Для создания государства трудящихся.
— Вы очень любите трудящихся?
— Демагогия!
— Не совсем демагогия. А какие вам трудящиеся по душе более всего? Не хотите отвечать? Я вам подскажу. Больше всего вы любите пролетариат! Верно?... Молчите?... Ну, хорошо, я всё-таки почитал ленинские и ваши писания — вы все часто упоминаете именно пролетариат. И что же вы сделали для пролетариата? Наверное, вы для пролетариата строили эти высокие, но, прямо скажем, безобразные дома.
— Эти дома были для руководства. Государство не может быть без руководящего звена.
— Ах, это для звена? Ну что ж, это разумно — дать этому звену то, что можно в любое время отнять. Мысль не новая. Пролетариат ненадёжен, это уже и Ильич понял… нечего пролетариату жильё сооружать. Сам-то он больше на всяких Челкашей, Сатиных да Шариковых полагался. Ваши последователи в пролетариат даже стрелять начали. Они очень хорошо ваш замысел со 'звеном' поняли и теперь-то уж у них отнять ничего невозможно — уверяю вас, они всё устроили очень, очень обстоятельно. Так что, создание 'звена' из оставшегося после революционной зачистки материала было вашей очередной глупостью. Вы даже не представляете, какие у них споры началась. Не идеологические, правда, а гораздо более серьёзные, и очень горячие. Кое-кто даже из окон запорхал… Должен вас ещё больше огорчить — ваше государство расчленится на части без всяких войн, мирнейшим путём.
— Этого не может быть, ты врёшь.
— Прошу меня извинить, но это уже было — твёрдо произнёс вошедший. — собрались где-то в лесу на шабаш ваши последователи, напились до чёртиков и нарезали себе вассальные княжества. Империалисты даже рты разинули от удивления — никак не ожидали, что так всё просто обернётся. Уникальная у вашей страны сложилась история (умом Россию не понять!): почти без промедления она скакнула ненадолго из настоящего феодализма во что-то отдалённо напоминающее нормальное государство, потом сразу вернулась в коммунистический военный феодализм, а из него стремительно но плавно перешла в какой-то бесшабашный капитализм с президентом, сильно напоминающим выборного монарха. Обрадую вас: счастливая бескровность событий была подготовлена именно вашими генетическими экспериментами. Всё-таки порядочную работу Россия задала будущим экономистам-теоретикам. В вашей стране все учёные термины – социализм, коммунизм, капитализм, демократия, прогресс как-то по-особому звучат, попросту чёрт-те что (извините) означают. Сказал же великий писатель: 'У нас, у русских, хоть дважды два – тоже четыре, но оно как-то бойчей выходит!'… И всё же вы можете гордиться: ваши соратники второй раз в 20-м веке доказали волю к победе и мудрость в преодолении трудностей, ни на минуту не забывая о бесперебойности доставки жизненных благ им лично. Правда, шаг назад в исторической формации оказался гораздо безболезненнее, чем шаг вперёд. Экономические пружины этого явления пока не выяснены. Компартия, наворовавшись, переродилась в буржуазию, или наворовавшиеся жулики переродились в компартию, истории пока неизвестно. Теперь в России завелась полная демократия. Образованные люди провели, конечно, сравнительный анализ, и руководству больше по душе пришёлся латиноамериканский вариант. Очень динамичная система, надо сказать, — хватай всё, что плохо лежит, если можешь, если не можешь сам хватать — подбирай что падает с барского стола, а если и этого не можешь — терпи. Вот и суди-ряди о закономерностях смены формаций. Маркс, скажу я вам по секрету, уже давно в психлечебнице лечится. Всё кричит — 'Недоучки! Жулики!' Его можно понять.
— Хватит про Маркса! Ты мне вот что скажи. Когда я умру?
— Не в моих правилах вмешиваться в частную жизнь. Но Вам я, так уж и быть, намекну: вас погубит еврейский вопрос… Не буду, пожалуй, вас больше утомлять, задам вам последний вопрос – кто вы всё же такой?
Сидящий долго молчит, вдруг слышится глухой подземный гул, окна дребезжат, и на фоне этого шума низкий голос веско произносит:
- Дурак.
- Вы сказали… Ну что ж – прощайте.

Сидящий открывает глаза. Оглядывается — никого нет, бормочет:
— Какая-то чепуха снится… Ничего не помню…. Надо за здоровьем последить.
Задумывается, потирая лоб, смотрит на бумаги
— Хрущёв,… что Хрущёв?… Да… евреи… Пора с этим что-то делать…
Звонит. Входит военный и начинает подозрительно принюхиваться. В это время сидящий оглядывается, видит открытое окно и цепенеет, потом говорит
— Это ты окно открыл?
— Никак нет!
— А кто же открыл?
— Я не знаю, ваше превосходительство
Сидящий свирепеет, силится что-то вспомнить, потом глаза его стекленеют, он вздрагивает и машет рукой
— Ладно. Закрой окно и иди. Это я открыл. Накурено.



tolk 14 марта 2010 | 22:35

Если вдруг на форуме не повезло встретиться с многосраничной копипастой очередного графомана, предлагаю отличный способ: быстро-быстро жать PgDown. Мне могут возразить, дескать колесиком трещать привычнее. Чтож колесикам действительно привычнее, но кнопкой быстрее!


15 марта 2010 | 02:25

'tolk'
а Это не для Вас, мой дорогой 'tolk'.


tolk 15 марта 2010 | 08:15

мммм, круто. Ваша "ученая статья" как эксклюзив от автора эксклюзивному читателю. Ну тогда было бы неплохо перейти от ЦИРКулярного распространения статьи к адресному, чтобы до конца поддерживать "научность" вашей работы, а то знаете на форуме эха среда не та. Уж очень много тут чумазых, навроди миня, которые явно не доросли до осознания.


14 марта 2010 | 16:51

То, что передачи Болтянской носят пропагандистский и демагогический характер я давно уже понял. Но иногда я надеюсь, что услышу что нибудь действительно познавательное и интересное, пусть даже не укладывающееся в мой взгляд на вопрос. И всякий раз тщетно.
Я прошу товарищей, тех кто понял, что хотел сказать уважаемый ученый, разъяснить мне рецепт альтернативной индустриализации, потому что я его не услышал (может прослушал, может, дурак, не понял). Правильно ли я уяснил, что рецепт заключался в том, что бы продолжить курс НЭПа, и не мешать.
Я охотно верю, что в ЦК и вокруг были товарищи, которые именно так и считали. Но одно дело мнения, а другое объективная реальность. С учетом сегодняшних наших знаний, можно было бы с цифрами показать модель развития, которая позволила бы подготовить страну к войне без сталинской мясорубки.
Полагаю, что у антисталинистов такой модели нет. И скорее всего по объективным причинам. Заменяют гулагом, единоличной властью, и репрессиями.
Если такие модели есть дайте ссылку почитать. Потому что я тоже не хочу быть сталинистом, но не ценой же здравого смысла и исторической правды.


magnificent_jenia 14 марта 2010 | 17:09

пардон, дамбы, электростанции, танковые заводы только в СССР умели строить? Конечно нет.
И в тяжелых условиях войны капиталисты тоже работали. Так что есть модели.
---
Сталин просрал всю армию в 41-ом году, 3.5 млн солдат и офицеров.
И не надо отговорок про японских шпионов и вредителей. Главнокомандующий всегда главный виноватый за провал.

И какая ... тут единственно возможная сталинская модель развития?


14 марта 2010 | 18:39

>>>Сталин просрал всю армию в 41-ом году, 3.5 млн солдат и офицеров.

И не только армию людей, но и заводы и продукцию - как самолёты, разбомбленные на аэродромах и мн. др.

Часть индустриализации пошла, таким образом, прахом из-за преступной бездарности Сталина.


14 марта 2010 | 19:07

я понимаю, что ты недоумок
но виновный в развале авиации Смушкевич был арестован за неделю до начала войны.


14 марта 2010 | 19:35

"Идите в жопу, пионэры!" (с) Раневская


14 марта 2010 | 19:46

я так и знал
кто о чем, а пидор vladmir даже в Раневскоц зрит только жопу.


14 марта 2010 | 19:24

Ну катастрофа 1941 года имела множество причин, в которых репрессии комсостава играли 13-е место.
Я вообще про другое. Капитализм у капиталистов был столетия, а в России несколько десятков лет. Стана крестьянская, а не индустриальная как у капиталистов. Армия, вооруженная в основном тачанками, саблями, дореволюционными винтовками, даже состоящая из одних Тухачевских, при всем желании не смогла бы одолеть лучшую современную армию в мире, на тот момент, знай Сталин про 22.06.1941 за три года до того.
Вопрос в том, возможно ли было НЕПовскими средствами создать все Вами перечисленное за условно говоря 15 лет, с учетом состояния и проблем сельскохозяйственного и индустриального развития СССР в 1927 году. Здесь важен именно срок, скорость преобразований.
Я ничего не утверждаю, но покажите КАК.


gurtz 14 марта 2010 | 21:05

/Армия, вооруженная в основном тачанками, саблями, дореволюционными винтовками, даже состоящая из одних Тухачевских, при всем желании не смогла бы одолеть лучшую современную армию в мире/

а вы не задумывались, против кого такая армия создавалась?
или даже точнее - против кого такой армии в центре Европы позволили создаваться?


14 марта 2010 | 22:03

Нет, не задумывался. А зачем? В смысле, какое это имеет отношение к целям индустриализации в СССР?


gurtz 14 марта 2010 | 22:19

вы задаетесь вопросом, возможно ли было средствами НЭП создать армию, способную противостоять немецкой, но вас не интересует вопрос, по какой причине создавалась немецкая армия? странная логика...
тогда зачем было вообще упоминание об этой самой сильной армии, коль вас не интересуют вопросы её создания?


14 марта 2010 | 23:03

Ну тут по моему включается конспирология. Опять "англичанка нагадила".
Я правильно понимаю, что по Вашему не начни Сталин форсированную индустриализацию об австрийском художнике никто бы не узнал, а за соблюдением Германией версальских ограничений наблюдали куда более строже?


gurtz 14 марта 2010 | 23:20

примерно так, только сталин здесь на очереди вторым - началось всё с провозглашённой лениным доктрины
впрочем, сталин мог делу помочь - отказаться во всеуслышание от большевистских амбиций - делов-то!
не захотел...
а причина?
уж не та же ли ленинская?
вот за это и платила Россия - за амбиции своих вождей
а конспирология здесь совсем ни при чём - конспирология, это когда про жидовско/масонский заговор


magnificent_jenia 15 марта 2010 | 00:23

Если про "с учетом состояния и проблем сельскохозяйственного ...." то именно в это передаче с.х. освещалось.
Урожай до принудительной коллективизации нормально рос, пока не стали задавливать кулаков и середняков налогами и лишать их избирательных прав.
Естественно, после этого они перестали работать. Так что руководство само все угробило.

---------
Если про индустрию: Решение в упоре не на количество, а на качество техники и личного состава.

Сколько танков банально не доехало до поля боя и сломалось по дороге в июне 41? И сколько вообще не смогло сдвинутся? По-моему, более половины.
Сколько устаревших самолетов было?
Точно цифру не помню, но подавляющее большинство.
Сколько было летчиков с налетом хотя бы 100 часов? Подавляющее меньшинство.

А теперь сопоставьте количество танков,самолетов пушек и всего остального.
У СССР больше в несколько раз.
Вывод: ставка на азиатскую орду провалилась.

Очевидно, что лучше было бы иметь один современный самолет с обученным пилотом, чем три, один из которых не летает и два устаревших с не обученными пилотами.

Так же и с танками. Лучше один качественный с обученным персоналом, чем один так-сяк и два сломанных.

Для этого надо не за количеством гнаться, как всегда умели в СССР, а усложнять систему.
Не строить много военных заводов, для которых надо иметь много дешевой рабочей силы, а повышать качество инженеров, рабочих.
Повышать частную инициативу, потому что прогресс по указке сверху плохо идет.
Пример наглядный сейчас: инновации и нанотехнологии.

В итоге руководство выбрало самый простой, но в материальном и человеческом плане самый затратный способ.


magnificent_jenia 14 марта 2010 | 17:34

советская власть обладала абсолютной властью, к тому же подкрепленной лозунгом "цель оправдывает средства".
Могла назвать черное белым, белое черным и уничтожить кого угодно.
Поэтому шла по пути наименьшего сопротивления (как, наверное, любая власть), выбрала самую простую модель военного лагеря с подавлением всего что хоть на 1% может мешать,
не потому что это самая эффективная экономическая модель, а потому что это самый простой способ сохранить власть.


14 марта 2010 | 19:10

Юнна Моритц
Месили Сталина, месили
Разоблачители вреда, –
Но где тот Сталин был, когда
Они капутили Россию?

Где было сталинское время,
Когда угробили страну,
За хлам похвал, за мусор премий
Целуя в яйца сатану?

Ах, Сталин, Сталин, стал кристален,
Поскольку антисталинист
Страну угробил, а не Сталин –
Кошмаров зверский гармонист!..

Ах, Сталин, Сталин, стал кристален,
Поскольку антисталинист
Великой подлостью засален,
Смахнув страну под плясок свист.

Теперь на эти свистопляски –
Кто падок, кроме дохлых мух?
И ждут от Сталина подсказки
Под псевдонимом Винни-Пух.

III

Так яростно, так подло натравили
Собак войны, дразня мою страну,
Что в данном стиле только Джугашвили
Способен эту выиграть войну.

Такие здесь кастрюльки-ядоварки
Отраву русофобства кипятят, –
Что дьявол Джугашвили – бледно яркий
Ответ на всё, чего от нас хотят…


14 марта 2010 | 19:12

Юнна Мориц


14 марта 2010 | 19:29

Откуда средства на индустриализацию?
Сталину индустриализация нужна была прежде всего для создания мощной современной армии,"чтобы нас не смяли".Фактически -для силового экспорта революции,-"как завещал нам товарищ Ленин".Откуда взять средства? При царском правительстве Витте капиталы доставали из-за рубежа.Но большевикам этот путь был заказан,ибо они нагло аннулировали иностранные долги.Валюту СССР добывал из трех главных источников:продажа за границу хлеба,отобранного у крестьян;продажа за границу леса,добытого ссыльными и заключенными на лесоповалах;"Торгсин",куда люди сдавали свои семейные золотые изделия,чтобы купить муку и спасти детей от голода.А также распродажа национальных музейных и церковных ценностей.Конкретным руководителем "Проекта индустриализация" стал американец Альберт Кан,"архитектор Форда".Через "Амторг" он составил и проводил программу,в которую первоначально вошли 500 возможных строек.Она-то и составила "сталинскую программу индустриализации".Первые американцы воздвигли-за 6 месяцев-Сталинградский тракторный завод.Затем-Челябинский,Нижегородский,Днепрогэс,Уралмаш.Кану передали- за все -два с половиной миллиарда долларов.По нынешним ценам- 250 миллиардов.С 1932 года СССР переключился на Германию.Сколько человек умерли от голода и от непосильного труда и болезней в лагерях-никто никогда точно не узнает.Полагают,что 15-20 миллионов.Была ли альтернатива? Судите сами.По своей совести.


14 марта 2010 | 19:33

поправочка
"Валюту СССР добывал из трех главных источников:продажа за границу хлеба,отобранного у крестьян;продажа за границу леса,добытого ссыльными и заключенными на лесоповалах"

и это все разворовали жиды комиссары, Сталину достался только энтузиазм миллионов.


alex_melnikov Алексей Мельников 14 марта 2010 | 20:50

"Нас" это кого?
Коммунистическую верхушку?


14 марта 2010 | 21:59

Мечтаю посмотреть в прямом эфире схватку власовца с израильтянином
Так его, пусть колется!


14 марта 2010 | 19:46

Юнна Мориц
ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ СЛОВ

Страна, проигравшая исторически,
Народ, вымирающий катастрофически,
Весь изуродован генетически,
Болен физически, болен психически,
Не окультурен демократически,
Всем угрожает автоматически,
В гроб не ложится эгоистически,
Сопротивляется фантастически,
Ещё огрызается периодически,

Ни на что не способен практически,
Грохнул гитлеров он гитлерически,
Не тактически, не стратегически,
Механически грохнул, трагически,
На победу не смотрит критически,
Не покаялся истерически,
Уважения требует демагогически,
Унижений не терпит категорически,
Ещё огрызается периодически,

Матом ругается патриотически,
Порнографически и политически,
Мыслит ракетно и баллистически,
В гроб не ложится эгоистически,
Сопротивляется фантастически,
Нагло ведёт себя, идиотически,
С плохими парнями он спелся фактически,
Хороших парней костерит сатирически,
Ещё огрызается периодически,
Но скоро исчезнет теоретически,
Чего нам и следует ждать героически.

Так на мозги наезжают всячески,
Так на мозги наезжают зомбически,
Так наезжают террористически,
Так страхуячески – ически – ячески
Вооружённые Силы Слов.


14 марта 2010 | 19:57

Юнна Мориц
ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ СЛОВ

Страна, проигравшая исторически,
Народ, вымирающий катастрофически,
Весь изуродован генетически,
Болен физически, болен психически,
Не окультурен демократически,
Всем угрожает автоматически,
В гроб не ложится эгоистически,
Сопротивляется фантастически,
Ещё огрызается периодически,

Ни на что не способен практически,
Грохнул гитлеров он гитлерически,
Не тактически, не стратегически,
Механически грохнул, трагически,
На победу не смотрит критически,
Не покаялся истерически,
Уважения требует демагогически,
Унижений не терпит категорически,
Ещё огрызается периодически,

Матом ругается патриотически,
Порнографически и политически,
Мыслит ракетно и баллистически,
В гроб не ложится эгоистически,
Сопротивляется фантастически,
Нагло ведёт себя, идиотически,
С плохими парнями он спелся фактически,
Хороших парней костерит сатирически,
Ещё огрызается периодически,
Но скоро исчезнет теоретически,
Чего нам и следует ждать героически.

Так на мозги наезжают всячески,
Так на мозги наезжают зомбически,
Так наезжают террористически,
Так страхуячески – ически – ячески
Вооружённые Силы Слов.


14 марта 2010 | 20:03

Юнна Мориц
ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ СЛОВ



Страна, проигравшая исторически,

Народ, вымирающий катастрофически,

Весь изуродован генетически,

Болен физически, болен психически,

Не окультурен демократически,

Всем угрожает автоматически,

В гроб не ложится эгоистически,

Сопротивляется фантастически,

Ещё огрызается периодически,



Ни на что не способен практически,

Грохнул гитлеров он гитлерически,

Не тактически, не стратегически,

Механически грохнул, трагически,

На победу не смотрит критически,

Не покаялся истерически,

Уважения требует демагогически,

Унижений не терпит категорически,

Ещё огрызается периодически,



Матом ругается патриотически,

Порнографически и политически,

Мыслит ракетно и баллистически,

В гроб не ложится эгоистически,

Сопротивляется фантастически,

Нагло ведёт себя, идиотически,

С плохими парнями он спелся фактически,

Хороших парней костерит сатирически,

Ещё огрызается периодически,

Но скоро исчезнет теоретически,

Чего нам и следует ждать героически.



Так на мозги наезжают всячески,

Так на мозги наезжают зомбически,

Так наезжают террористически,

Так страхуячески – ически – ячески

Вооружённые Силы Слов.


14 марта 2010 | 22:13

Пинхусовна жжот. Фу. Из ума, что ли, выживает?


vig 15 марта 2010 | 01:22

Что давитесь ПРОГРАММОЙ САХАРОВА?
Чем больше обостряется борьба народа с
Номенклатурой, тем больше обостряется страх
ААВ перед ПРАВДОЙ Сахарова.
Понять реальность ему мешает убеждение, что
он умнее и хитрее всех, в защите начальства.
Всё подлее становятся приемы борьбы с ПРАВДОЙ.
Со мной уже ведет борьбу свора шариковых,
непрерывно прерывающих посты и нагло показывающих свои морды.
Где они сидят - не знаю, но всё яснее, что у вас за пазухой. Не вытерпели и выкинули все мои посты о примитивности, по сути, совка Голанда. Выхода нет - у вас!
Владимир Гомельский


konsfed 15 марта 2010 | 03:45

Невозможно объять непознанное даже с помощью заднего ума
У Айвазовского есть картина называется девятый вал. Написал он ее в неимоверных размерах. Возникла проблема, что с этой картиной делать? Нашлись умники и разрезали картину на части, и все вроде бы соответствует, только девятого вала не стало. Так и мы режим на части Сталинскую эпоху и все вроде бы говорит нам, что там за учеными советами, за ГПУшными допросами, за Гулаговской индустриализацией мрачный Сталин стоит.

В 1985 году из всех альтернатив выбрали альтернативу развала, в 1991 году из всех альтернатив выбрали самую уродливую, сейчас Медведев предложил альтернативу мы ее не принимаем, ждем когда какой нибудь урод предложит.

Юговосточная Азия не ждала своих уродов, а начала производить последние достижения науки и техники, и теперь где они, а где мы. Культура производства заставляет общество меняться и это объективный процесс.

Мы конечно не Азия и нам без второго пришествия Сталина не обойтись, чтобы провести научно-техническую революцию.


15 марта 2010 | 10:24

Мы конечно не Азия и нам без второго пришествия Сталина не обойтись, чтобы провести научно-техническую революцию.
________________________________________________
Ошибаетесь, батенька. Азия, да ещё какая! Вы на улицу давно выходили? На лица соседей и соотечественников взгляд бросали? Россия давно типично азиатская страна и каждый день дарит новые подтверждения в данном направлении мутации нации.
А новый Сталин? Да зачем он вам, сударь? Лежите на печи и играйте дальше на балалайке. Не нужем вам, любезный ни научный, ни технический прогресс. Полноте вам, размечтались после обеда. Проспитесь, и всё пройдёт.


konsfed 15 марта 2010 | 13:15

А новый Сталин? Да зачем он вам, сударь?
Это не мне он нужен, а Вам, потому как Вас раздражает присутствие инородцев и Вы готовы к самоизоляции. К Вашему сожалению - "каждый день дарит новые подтверждения в данном направлении мутации нации", это неизбежный процесс и ни Вам, не мне, никому другому или другим этот процесс не остановить.

Я же предлагаю прислушаться пока еще к миролюбивому обращению Президента.


15 марта 2010 | 20:59

Во-первых, а с чего вы, душка, взяли, что меня раздражают инородцы? Я этого не утверждаю, отношусь к азиатам с любовью и уважением, особенно к китайцам. Общество должно быть многоликим. Я предлагаю не только осмотреться по стооронам, а особенно заглянуть в себя самого-там и сидит азиат/азиатка; поэтому Россия - "азиатская" (т.е. дикая, чуждая европейской цивилизации) страна, по своей культуре и ментальности несущая до сих пор ярмо и родимое пятко Золотой Орды.
Во-вторых, прислушиваться к вашему дегенеративному президенту, этому чебураше можете сами до потери сознания. Мне его болтовня на хрен не нужна, впрочем как и он сам. Наличие в России поста президента-ещё одно подтверждение "азиатчины", особенно с таким содержанием как мы имеем "счастье" его зреть. Инситут президентства в России должен быть ликвидирован, хотя бы чтобы разогнать этих болтунов и воров.
Ну а вы, друг мой, продолжайте валяться на печи и внимать маниловским трелям "президентов". Приятного вам сна!


konsfed 17 марта 2010 | 14:09

Инситут президентства в России должен быть ликвидирован, хотя бы чтобы разогнать этих болтунов и воров.
Ваше архаичное сознание, душка, застыло прочно как бетон, в Вашей фразе. Считаю, это не повод бросаться за отбойным молотком.

Вы лучше полежите на печи и все пройдет мимо Вас и без Вас, друг мой!


15 марта 2010 | 09:04

Спасибо партии за это
Рейтинг России-по данным Всемирного экономического форума 2008-2010 г.г. 1.Качество российских институтов -63 место из 131 страны. 2.Состояние судебной системы и соблюдение судебных законов -116 место,было 109. 3.Институт защиты собственности -119 место.Было 57. 4.Качество товарных рынков и финансовых институтов-108\119 места.Были 99\112. 5.Уровень коррупции-147 место из180 стран.В 2005 н.были на 126 месте. 6.Инфраструктура: построено около 1000 км автодорог.( Китай построил в 2007 г.47 тысяч автодорог.В ближайшие 3 года построит 31 тыс ж.дорог,из них 13 тысяч-скоростные). 7.По числу научных публикаций Россия уже уступает Индии,и в несколько раз -Китаю. 8.В сфере информационных технологий -74 место. 9. В 2009 году по темпам экономического развития Россия занимала 207 место из 214 стран. Из стран Большой двадцатки- 20 место из 20. 10. Продолжительность жизни-131 место из 180 стран. В 2005 году были на 128 месте. Россия вперде.


22 марта 2010 | 20:44

Сильные цифири.
Действительно, что бы за 20 лет, без масштабных природных катаклизмов или войн, довести одну из передовых стран мира до такого плачевного состояния надо очень-очень постараться.
З.Ы. А вы какую партию имели ввиду ?


t_rex 15 марта 2010 | 11:44

Не индустриализация СССР, а милитаризация СССР
Милитаристская Япония.
Милитаристский СССР.
Пушки вместо масла.
Танки вместо личных автомобилей.
Ракетные шахты вместо домов.
Братская помощь мерзким режимам вместо помощи семьям.
Нищета и депопуляция.
...
Это и послужило причиной краха обеих.
...


t_rex 15 марта 2010 | 12:08

Царь продавал зерна за рубеж намног больше генсека
Про разницу в ведении обоими мировых войн вообще умолчу. Разница - контрастная.
http://www.diary.ru/~sculd/p34107058.htm


jurgen55 15 марта 2010 | 17:58

О Сталине
...В бессонной ночной тишине
Он думает о стране, о мире,
Он думает обо мне.

Подходит к окну. Любуясь солнцем,
Тепло улыбается Он.
А я засыпаю, и мне приснится
самый хороший сон.

Е.Евтушенко


polstakanin 16 марта 2010 | 23:34

Как по русски efficiency?
Подскажите кто-нибудь: а по-русски вообще есть слово efficiency как противоположность effectiveness? Или и понятия такого у вас нету? Поэтому и получаются у вас все время "эффективные менеджеры".

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире